Чувство вины перед умершей мамой: детальный взгляд на вопрос

Чувство вины перед умершим близким: как в нем разобраться?

Когда умирает близкий человек, часто возникает чувство вины: не додал, не сказал, не сделал, а теперь уже ничего не поправишь. Всегда ли эта вина – справедлива, или за ней кроется что-то другое?

  • Статьи
  • /
  • Проблемы

Смерть близкого связана не только с чувством горя, но и с переживанием своей вины.

Когда уходит родной человек, кажется, что ты виноват: устал от трудного ухода и мучительных последних дней, чего-то не додал, не отвез в другую больницу, не купил другое лекарство, остался жить, когда он умер.

Почему оно возникает и насколько оправдано? Отвечает психолог, директор Христианской службы психологической помощи «Свеча», доктор биологических наук Александра Имашева.

Как и почему возникает чувство вины

Чувство вины при потере ближнего возникает всегда. Это нормальная реакция на смерть близкого человека. Практически все, кто переживает утрату, испытывает чувство вины перед умершим.

Это чувство может иметь разные формы: вина за испытанное облегчение, что кончился ужасный, тяжелый период болезни близкого (получается, думает человек, что его смерть стала платой за мое освобождение, и я ей радуюсь). Чаще всего возникает вина за то, что-то, как кажется, было не сделано или сделано не до конца (не того врача позвали, не так лечили).

Может мучить вина за несправедливость, которая была допущена (или якобы допущена) по отношению к умершему при его жизни: редко приходили к нему, мало звонили, плохо заботились, а теперь уже ничего не поправишь.

Бывает даже чувство вины за то, что ближний умер, а ты живешь, «а ведь он был лучше меня».

Иногда чувство вины идет вторым, например, сначала возникает гнев на умершего – почему ты меня оставил?! – или на Бога (судьбу) – почему Бог его забрал?! – а потом сразу приходит вина: как я могу так думать, какой же я мерзавец. Чувство вины найдет к чему прицепиться.

Крайне редко чувство вины действительно имеет некоторые основания. Например, если наш ближний был сильно болен и не хотел лечиться, а мы шли у него на поводу, потому что нам не хотелось с ним возиться. И вот он умер, а мы чувствуем себя виноватыми.

Или если его болезнь накладывала на него какие-то ограничения (например, в еде), а мы их игнорировали и кормили его всем подряд, что привело к обострению болезни и смерти.

Или если он очень страдал от вашей ссоры и хотел помириться, а вы ему в этом отказывали, и это сильно омрачило его последние дни и часы.

В таких редких случаях оправданной вины поможет исповедь и покаяние для верующего или психолог для атеиста.

Но обычно вина, практически неизбежно приходящая после смерти близкого, абсолютно иррациональна.

Ее переживают и специалисты-психологи, отлично знающие механизм возникновения этого чувства и его необоснованность. «Я все понимаю, – говорит психолог, – знаю, почему так происходит, могу разложить по полочкам, но все равно чувствую себя виноватой после смерти мамы: не в ту больницу положила, не те лекарства привезла». А ведь маме было 89 лет, и она пережила три инфаркта. Иррациональная вина прицепляется к любой возможной причине из перечисленных выше и начинает грызть человека.

Почему же она возникает?

Изображение с сайта edition.cnn.com

Смерть – это огромное, неподвластное и совершенно неведомое нам событие. Мы словно заглядываем в непроглядную пропасть.

Когда мы переживаем смерть ближнего, то, во-первых, ощущаем, что ничего не можем сделать, никак предотвратить, а во-вторых, неизбежно понимаем: то же самое ждет нас самих.

Наша психика оказывается в очень сложной ситуации полной потери контроля над происходящим, абсолютной беспомощности и переживания полнейшей неизвестности. Возникает экзистенциальный страх, возвращающий нас к неким первичным смыслам: кто я и зачем я живу, если моя жизнь тоже неизбежно закончится.

Это приводит нас к огромному, всепоглощающему ужасу, который просто невыносим: дай ему волю, он сведет с ума. Как это так – меня не будет!

Ужас от встречи со смертью «лицом к лицу» настолько силен, что нам проще испытывать неприятные чувства вины или гнева, лишь бы прикрыть ими этот страх.

Механизмы защиты психики действуют вне нашего желания и осознания: сначала «включаются» шок и отрицание, которые заставляют нас «не видеть» смерть, потом вспыхивают гнев и вина.

Чувство вины и гнева из-за смерти близкого – это ответ психики на собственную беспомощность, невозможность «проконтролировать» смерть

Чувство вины в этом случае – компенсаторное чувство, которое призвано хотя бы в иллюзорной форме вернуть нам возможность контроля над происходящим. Нам легче чувствовать себя виноватыми в том, что не достали нужные лекарства (действие, которое мы можем взять под контроль!) и тем самым не предотвратили смерть (иллюзия контроля над смертью!), чем откровенно себе признаться, что мы ничем и никак не могли помочь в том, чтобы человек не умер.

В других случаях чувство вины – это форма переживания необратимости случившегося и понимания, что изменить ничего нельзя. Это опять же потеря контроля над происходящим, которая для нас невыносима. Например, если при жизни свекрови мы с ней ругались, но знали, что в принципе можем помириться, то после ее смерти эта возможность ушла навечно. Ушла из-под нашего контроля. И эта утрата власти над реальностью переживается нами как чувство вины за нереализованные возможности.

Точно по той же причине при смерти ближнего возникает и чувство гнева. Это – ответ психики на собственную полную беспомощность, ее яростный протест.

А «прицепиться» уж гнев может к чему угодно, что нашей психике покажется адекватным: гнев на умершего (как он мог меня бросить!?), гнев на Бога (как Он мог его забрать!?), гнев на врачей (почему не спасли?!). Но в конечном счете, все это – лишь реакция нашей психики на нашу абсолютную беспомощность перед лицом смерти.

Конечно, верующим гораздо проще пережить и смерть ближнего, и мысли о собственной смертности. В сознании верующего смерть – это не конец и исчезновение, а переход в иную форму существования, поэтому остается и надежда на встречу с ушедшими, на примирение с ними, и, что очень важно, вера, что даже смерть не заставит тебя полностью исчезнуть.

Как восстановиться после смерти ближнего

В современной культуре существует тенденция как можно быстрее избавляться от негативных чувств.

Долгое страдание, долгое горе не приветствуется обществом, на такого человека смотрят косо и всеми силами пытаются «вытащить» его из этого состояния.

В ход идут топорные утешения типа «не плачь», «займись чем-нибудь другим», «отвлекись на что-нибудь», «возьми себя в руки», «тебе уже пора успокоиться» и другие псевдопозитивные рецепты, которые не работают.

Они не помогают, а раздражают или заставляют чувствовать себя еще более виноватым – ведь своим страданием ты напрягаешь окружающих. Человек пытается как можно быстрее «перескочить» свое горе, не переживает его полноценно и только загоняет вглубь.

Но наше горе при утрате близкого – это плата за нашу любовь к нему. И чем сильнее была любовь, тем глубже будет горе, поэтому не надо его стыдиться, считать себя слабым, идти на поводу у тех, кто считает, что пора перестать страдать. Горевание занимает время: чтобы пережить горе от смерти близкого, необходимо не менее года.

Психологи говорят о «работе горя» – утрату необходимо принять, прожить и пережить. После этого, в нормальной ситуации, горе переходит в светлую печаль и светлые воспоминания. Если проходит год, полтора, а легче не становится, то это уже нездоровое переживание горя и требуется помощь специалиста – психолога или психотерапевта.

Как быстро пройдет тяжелое горе, зависит еще и от наших отношений с умершим.

Если отношения были хорошими, здоровыми, то горе пройдет легче, если они были чем-то осложнены, то и горевание будет сложнее.

Читайте также:
Как унизить мужа?

Мы все время будем видеть, что ничего уже нельзя исправить, и эта необратимость дополнительно будет давить на нас.

Но до этого надо дожить. Вначале, после первоначального шока от утраты, будет много негативных чувств – и гнев, и вина, и тоска, и одиночество. Вина, принимающая разные формы, может возникнуть прямо в первые дни после смерти близкого и оставаться до самого конца горевания. Чувство вины перед умершим – это естественная часть переживания горя, а переживание горя – единственная возможность вернуться к нормальной жизни.

Переживайте горе

Как бы плохо ни было, важно напоминать себе, что горе пройдет. Но это вовсе не значит, что мы не забудем человека, станем к нему равнодушны, но острое горе сменится мирной печалью.

Можно написать себе на листочке бумаги или карточке три утверждения и носить их с собой, доставать и перечитывать, или примагнитить на холодильник, чтобы они всегда были перед глазами:

  • Мои чувства нормальны
  • Мне станет лучше
  • Я справлюсь, как справились до меня другие

– Если чувство вины связано с испытанным облегчением после смерти тяжело больного, мучившегося человека, то следует сказать себе, что это объективно был тяжелый груз, и облегчение после того, как груз снят – это нормальное, естественное чувство. В этом нет нелюбви к ушедшему, нет эгоизма, а есть обыкновенная, не поддающаяся сознательному контролю реакция психики на освобождение. Такое облегчение не отменяет горя от смерти и не умаляет нашей любви к ушедшему. И наказывать себя за это не нужно.

Важно соблюдать ритуалы, связанные со смертью. Недаром они освящены веками. Первое, что может облегчить тяжелое состояние близких – это заботы об отпевании, о похоронах, кладбище, гробе, венках, цветах. Устроить поминки, собраться на девять и на сорок дней – все это реально помогает пережить горе. Ведь, делая все это, мы проявляем свою заботу об умершем.

На поминках мы разделяем с другими наше горе и любовь к ушедшему, говорим и слушаем, как другие говорят о нем теплые, хорошие слова – и нам становится легче.

Поминки – это вообще как бы очень сжатый во времени процесс проживания горя. Часто бывает, что они начинаются со слез, даже рыданий, а заканчиваются в гораздо более позитивном настроении. Как будто за несколько часов проживается целый год.

Не прогоняйте воспоминания о покойном. Не надо стараться «забить» их другими мыслями или отвлекаться, если они приходят. Не надо специально вызывать в памяти эти воспоминания, особенно если они для вас мучительны, но если они «накатывают», то погрузитесь в них и проживите их.

Плачьте. Слезы не слишком приняты в нашей культуре, даже если это плач по умершему. Одно из самых банальных «утешений» – это уговоры «не плачь, успокойся, выпей валерьянки». На самом деле, слезы – это и естественное болеутоляющее (при плаче в организме человека вырабатываются вещества, успокаивающие нервную систему), и способ выразить и тем самым «выпустить наружу» душевную боль и тоску.

Когда горюющий человек плачет – это не признак слабости, а признак того, что переживание горя движется в правильном направлении.

Фото с сайта apa.org

Говорите об умершем человеке и о своих переживаниях. Если приходят воспоминания об умершем близком, о его последних днях и других мучительных вещах, нужно найти человека, с которым можно об этом поговорить.

Обычно после утраты хочется говорить об ушедшем из жизни близком, особенно если его смерть была трагической и внезапной. Часто хочется поделиться своими чувствами, рассказать о своих переживаниях. Не надо бояться позвонить другу или подруге, честно сказать: мне очень тяжело, я все время вспоминаю умершего, давай с тобой поговорим о нем.

Рекомендация друзьям и родственникам горюющего: не закрывайтесь от таких разговоров, а участвуйте в них, чтобы человек не чувствовал себя запертым в своем горе.

Терпеливо выслушайте все, что он вам расскажет. В состоянии горя, особенно в первые дни после утраты, горюющий может быть многословен и повторять одно и то же, не торопите его. Или он может замолчать – тогда просто побудьте с ним. Предложите горюющему человеку практическую помощь в организации похорон или поминок. Если он испытывает чувство вины за то, что не успел сделать или сказать, или за испытанное облегчение после смерти тяжелобольного, объясните ему, что это понятно, естественно и объяснимо.

Постараться не замыкаться в себе, как бы этого ни хотелось. Горе – процесс, который лучше переживать с людьми. Даже если не хочется разговаривать – лучше пусть они будут рядом. Очень помогает общение с теми, кто недавно пережил подобную утрату.

Через некоторое время (в течение первого года) обязательно надо разобрать и раздать вещи умершего. Не надо строить дома «храм» ушедшего человека, оставлять его комнату в нетронутом состоянии, словно он еще жив. Это только продлит переживание горя. Конечно, избавляться от вещей дорогого умершего очень тяжело, ощущения, будто собственными руками окончательно отдаешь его и память о нем. Обычно при этом текут слезы – пусть текут. Но в течение первого года сделать это надо.

Мы просим подписаться на небольшой, но регулярный платеж в пользу нашего сайта. Милосердие.ru работает благодаря добровольным пожертвованиям наших читателей. На командировки, съемки, зарплаты редакторов, журналистов и техническую поддержку сайта нужны средства.

Чувство вины без приставки «бы»: в чем наша вина перед умершими

13 июля, 2020 — 3 комментария
Длинный больничный коридор. Стою в самом его конце, крепко держа за руку маму, лежащую на каталке. Время застыло. Наконец доктор приглашает войти в кабинет. Отдает заключение. Впиваюсь в него глазами, читаю несколько раз и не могу понять ни слова. Поднимаю умоляющий взгляд на врача. «Максимум месяц. Мы бессильны…»

Ровно через месяц, когда бросала горсть земли в могилу, внезапно накрыло неподъемное ощущение вины перед умершей мамой. Думала, постепенно все пройдет, время лечит. Однако чувство вины перед умершим человеком только усугублялось с каждым днем, пока не стало понятно, что произошло полное истощение психики и дальше так жить невозможно.

Чувство вины перед умершим не дает жить

Начали одолевать болезненные состояния, вызванные психосоматикой. Но разве это может все сравниться с бесконечными душевными терзаниями?

Тогда, погружаясь все глубже в вязкое болото, не представляла, как преодолеть постоянное переживание вины перед умершим.

Утром, едва открыв глаза и еще не проснувшись, чувствовала, как окутывало и начинало грызть жуткое чувство вины. Постепенно отчаянье переросло в глубокую апатию. Исчезли все желания. Не было даже слез. Не было ничего. Полный уход от действительности в прошлое.

Сколько ошибок, досадных мелочей, грубых слов и недосказанностей. Чувство обиды и вины накрывало с новой силой. Теперь ничего не исправить. Можно сколько угодно страдать, просить мысленно прощения. Но никто уже не простит. Некому.

Чувство вины после смерти мамы

29.12.17г. умерла моя мамочка, ей был всего 61 год от 3 инсульта.Моя мамочка было очень хорошим чутким, душевным и сострадательным человеком из-за чего у нее и возникли проблемы со здоровьем, особенно с сердцем. Мама рано потеряла свою маму, когда ей было 7 лет. У нас в детстве была очень счастливая семья, мама с папой очень друг друга любили, мы с сетрой росли в заботе и внимании. Младшая сетра была очень послушной а я иногда спорила с мамой, пытаясь доказать свою самостоятельность. Когда сестра была в 9 классе. она попала под чужое влияние и стала очень религиозной , вплоть до фанатизма, ничего не сказав родителям, она уехала в монастырь. сколько мама не плакала, говорила. ходи в церковь, ведь тебе никто не запрещает, но живи дома, но сестра не соглашалась, для нее авторитет чужие люди.Я после школы решила строить карьеру, переехала в Киев. К родителям старалась приезжать каждый месяц.Лет 8 назад у мамы случился первый инсульт, она очень тяжело пережила смерть собачки, которую кто-то отравил, она жила на роботе у родителей. Врачи сказали, что надо делать операцию на сердце.Мама с папой приехали в Киев, из двух институтов я по отзывам выбрала один.Там сказали что операция нужна, но можно попробовать полечить медикаментозно, но не у них я по месту прописки.Папа поспрашивал цены на операцию в очереди, ему сказали. что дорого. Мама с папой тогда решили, что не будут делать операцию, так как нет таких денег.После мама пролечилась медикаментозно, и резутьтат был хороший. В 2020 году, я позвонила маме и услышала, что у нее вдруг стала несвязная речь, папа вызвал скорую, оказалось-инфаркт. а в больнице через день случился инсульт.Я приехала к маме и дежурила возне нее по ночам. Летом 2020 года у мамочки отняли ногу, врачи сказали. что из за больного сердца, оперерацию по сохранению делать опасно. В 2020 году наша семья очень много пережила, сначала у меня случилась замершая беременность, до узи я позвонила маме, что бы ее обрадовать, она очень хотела внуков, потом она очень меня поддержала.Летом папу сбила машина, но слава Богу он восстановился. после умер наш любимый кот. У мамы после всех инсультов и переживаний очень обострилось беспокойство. она прямо изводила себя из-за ерунды, успокоительные не всегда помогали, а в больницу мама очень не хотела. она так плакала, что папа переживал что бы с ней не случился инсульт.Что бы отвлечься от переживаний я решила у родителей переклеить обои в трех комнатах, и еще в голове возникла дурная мысль. а вдруг что с мамой, а тут так страшно ( не могу себя простить за эти мысли).Мама часто говорила, что ей эта жизнь надоела ( раньше до болезни она была очень активной), и даже говорила что ей приснился человек. котрый умер, и сказал что тебе уже пора к нам, а мама говорит — у меня же дети и муж, а он — они уже взрослые. Я очень боялась этих разговоров. и кричала на маму не говори так , ты нужна папе. мне и сестре.Иногда возникали дурные мысли, а вдруг мама умрет как мы это будем переживать. И начинала жаловаться на свою жизнь, а мама говорит не переживай, мне снилась бабушка, она сказала, что у тебя будет дочка.Когда приехала к маме, старалась больше сделать по дому, что то купить маме, а вот теплых слов, что я ее люблю и благодарности за все , что она дала мне не говорила ( мне это сложно говорить, какое то стеснение, хотя мне уже 38 лет).Из за маминого душевного растройства мы все иногда не сдерживались и кричали на нее. 28.12.2017 мама позвонила мне и говорит попрощайся со своей мамочкой, я спросила что случилось , а она говорит что папа хочет отвести ее в больницу, а я вместо того чтобы ее как то прибодрить говорю, не обижай папу и живите в мире. Обычно мама мне звонила утром и вечером. 29.12.17 звонок в 7 утра, звонит папа и плачет что мама умерла, скорая не успела. Только после маминой смерти я осознала насколько она дорога мне, сколько хорошего она для меня сделала.Ходила в церковь молилась за нее, но могилке просила прощения, читаю за нее молитвы дома каждый день. Но не могу себя простить за те дурные мысли и невнимательность, за то что не говорила мамочке самых главных слов. мУж на меня кричит, что я каждый день плачу, а я считаю себя недостойным человеком.Раньше, до смерти мамы, мне хотелось строить карьеру, родить ребенка, я смотрела за собой, а теперь превратилась в зомби.Некотрые говорят, что нельзя так себя вести, что мамина душа страдает, но у меня иногда возникают сомнения в жизни после смерти.

Читайте также:
Как правильно вести себя в коллективе?

Чувствую вину после смерти мамы (1 ответ)

Классическая психология об этапах формирования чувства вины

На вопрос, что такое вина, психология отвечает: «Это эмоция, когда человек чувствует, что причинил кому-то вред. Это тяжелое чувство, не дающее полноценно жить. Возникает желание искупить свою вину. Часто появление такого чувства — манипуляция другого человека, который желает внушить ощущение вины, таким образом — управлять другим.»

Как же быть в случае, когда не дает покоя чувство постоянной вины перед умершим? Как суметь избавиться от чувства вины перед умершим? Почему одни не терзаются подобными мыслями, прощаются с близкими и живут со светлой печалью, а у других возникает постоянное чувство вины перед умершим? Как справиться со своими мыслями и деструктивным чувством непоправимой ошибки?

Системно-векторная психология Юрия Бурлана отвечает на все вопросы и помогает вернуться к полноценной жизни.

Психология вины

Кто попадает в капкан вины? Честный, порядочный человек, который всегда стремится к справедливости. Когда что-то идет не так, его настигает чувство обиды (недодали) или вины (я недодал). Не напрасно: геометрия комфорта человека с анальным вектором — это квадрат. Если квадрат дал перекос, начинает терзать досада, мучает злость или, как в нашей ситуации, возникает ощущение вины перед умершим.

Еще одна составляющая. Для такого человека семья, традиции — самое главное в жизни. Разрыв связей между поколениями для него очень тяжелый удар. К тому же остаются какие-то незавершенные, недосказанные дела. И что-то поправить, изменить при таких печальных обстоятельствах уже невозможно.

А ведь именно люди с анальным вектором — перфекционисты, которые всегда доводят дела до идеального завершения. И вот тут возможны манипуляции чувством вины и обиды. Ведь эти люди погружены в прошлое, именно там для них все самое лучшее, чего в настоящем они лишены. Они ощущают огромное чувство сожаления, а себя — жертвой обстоятельств. Жизнь превращается в нескончаемую боль и обиду.

Чувствую вину перед умершим сыном. Как молиться?

Вопрос читателя:

Добрый день, батюшка!. Три месяца назад я похоронила сына, 32 года. Он месяц сильно болел. Заболел он по причине пьянства, алкоголиком не был, но очень любил пиво, получил цирроз печени. Перед смертью он не причащался и не исповедовался. Его Батюшка отпевал дома. Исповедовался он один раз, ему было лет 5-6. Маленьким он очень верил в Бога любил читать о нем. С возрастом я этого уже не замечала. Подскажите, пожалуйста, какую молитву мне читать , чтобы и мне и ему было легче. Постоянно чувствую вину перед ним и перед Богом, что во-время не смогла помочь ему встать на правильный путь. Спаси Вас Бог!

Отвечает игумен Андрей (Мороз):

Уважаемая Антонина! Соболезную Вашей утрате. Сейчас важного уже не уточнить, поэтому остается надежда, что Ваш сын в смертельной болезни молитвенно предстоял перед Богом в своих мыслях. Вы спрашиваете о том, как молиться, чтобы получить утешение для себя и своего отшедшего в вечность сына. Податель всякого утешения — Бог. Поэтому молитвенно надо предстоять Богу, Он источник и податель жизни, Он живыми и мертвыми обладает. Святитель Иоанн Златоуст советует: «Постараемся, сколько возможно, помогать усопшим вместо слез, вместо рыданий, вместо пышных гробниц — нашими о них молитвами, милостынями и приношениями, дабы таким образом и им и нам получить обетованные блага».

В другом месте Златоуст пишет: «Не плакать, не сокрушаться, но радоваться должно оставшимся на земле о смерти близкого их сердцу. Не плакать, но радоваться должно, будет ли усопший праведник или грешник. Ежели почивший был человек добродетельный, добрый христианин, то не плакать о нем, а радоваться, ибо перенес с любовию всю тяжесть земной жизни и перешел на вечный покой во Христе, за Которого и для Которого более или менее страдал, защищая и сохраняя правду. Ежели же усопший — грешник, то и тогда должно радоваться, а не плакать бессознательно. Радоваться, что уже не будет более расти зло, к которому почивший был склонен. Сокрушаться, плакать не о смерти его, а о грехах, которые он как человек делал. Сокрушение живых об умерших, плач о грехах их должны растворяться со стороны живых несомненною верою в Того, Кто взял на Себя грехи всего мира, а следовательно, и грехи нашего почившего грешника. Молитва, милостыня, Бескровная Жертва много помогают усопшим в улучшении их загробного состояния. Ежели молитвы и жертвы Иова за детей его очищали их, то что же препятствует Богу за наши молитвы и жертвы очищать усопших от их грехов? Ибо Бог по молитвам одних воздает другим. Для сей-то цели и заповедано молиться друг за друга, чтобы одни исцелялись ходатайством других. Рука руку моет, и обе белы делаются. Так молитвы живых об усопших спасают и тех и других. К чему же бессознательная скорбь, когда живые могут найти у Бога милость и усопшим? (Изъяснение на 1 Кор. гл. 15, нрав. 41. Изъяснение на Деяния апостолов, гл. 9, нрав. 21). Станем молиться о разлученных с нами только одним местом, и не будут тщетны и бесполезны наши молитвы, потому что это есть одно из средств, данных нам Богом, для спасения себя и ближнего, где бы он ни был — на земле или за гробом. Ежели сказано, что тела наши суть храм живущего в нас Святаго Духа, то молитва священника и диакона, а равно и молитвы предстоящих, молитвы об усопших всей Церкви и каждого из нас — христиан — не есть ли молитва Святаго Духа о спасении усопших?» И так великий святитель и учитель Церкви Иоанн Златоуст советует нам во всех случаях молится об усопших, как праведных, так и тех, кто далек был от праведного пути веры, к тому же он обращает внимание на присутствие особого состояния духа необходимого для молитвенного подвига — «радоваться должно». Понятно, что это радость духовная, которая далека от уныния и печали, которая освобождает наши силы для молитвенного стояния и для дел милосердия. Молитва православного христианина в идеале совершается непрестанно — дома, по дороге с и на работу, за рукоделием и часы отдыха, и, конечно, в храме. Участвуя в богослужениях вашего приходского храма можно подать записку об упокоении на Литургию (обедня) или панихиду. В домашних молитвах мы молимся об усопших по совершении утренних молитв и если имеем особенное, как у Вас, настроение побольше молится о себе и нашем отшедшем в вечность близком человеке — читаем Псалтирь. Чтение этой священной книги начинается в день кончины христианина и продолжается в меру желания его близких совершать это молитвенное чтение. Правило чтения можно уточнить здесь.

Читайте также:
Как подружиться с мальчиком который тебе нравится?

Не могу не порадоваться за Вашего сына, что у него такая заботливая мама. Хотел бы в заключении привести слова еще одного отца и учителя Церкви святителя Василия Великого о чтении книги Псалтирь: «Книга псалмов … есть общая сокровищница добрых учений и тщательно отыскивает, чтó каждому на пользу. Она врачует и застарелые раны души, и недавно уязвленному подает скорое исцеление, и болезненное возставляет, и неповрежденное поддерживает; вообще же, сколько можно, истребляет страсти, какие в жизни человеческой под разными видами господствуют над душами. Псалом — тишина души, раздаятель мира. Он смягчает раздражительность души и уцеломудривает невоздержанность. Он утишает мятежные и волнующие помыслы. Псалом — посредник дружбы, единение между далекими и примирение враждующих. Ибо кто может по

Как избавиться от чувства вины и снова начать жить

Жизнь без вины перед умершим. Спокойная, светлая печаль вместо нескончаемых терзаний — это достигается пониманием своей векторальной принадлежности. Только осознание своих врожденных свойств, глубинных причин возникновения вины перед умершим поможет понять, как бороться с такой непростой проблемой.

Люди, годами страдающие от чувства неподъемной вины, освободились от этой тяжести и вернулись к полноценной жизни с помощью системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

«…У меня была сильная Обида на родителей, и, как я ни старалась наладить отношения, у меня ничего не получалось. После их смерти эта надежда ушла совсем, и меня разрывало чувство обиды и вины, что так и не смогла их простить. После тренинга эти состояния ушли полностью, и я наконец-то обрела душевный покой…»

«…Незадолго до этого я похоронила мужа, с которым прожила 24 года. Кто когда-нибудь терял близких, хорошо понимает эту боль, это ноющее чувство вины, обиды на жизнь, невозможность возврата… После тренинга стало легче, пришло глубинное понимание, что в уходе людей никто не виноват…»

Елена С., парикмахер-стилист, Набережные Челны

«…Тренинг подарил мне возможность участвовать в моей жизни. Строить ее, любить ее. Теперь на какое-либо обвинение все чаще и чаще я не впадаю в жуткое чувство вины с примесью страха, а появляется мысль: «Позвольте, а с чего вы так решили? Давайте перепроверим, и если все так, как вы говорите, то мы обязательно найдем способ все разрешить.» И самое смешное, что, как правило, обвинения беспочвенны, это просто попытка человека снять внутреннее напряжение, в чем я его тоже могу понять. Думать, думать и думать. Мир красив в своей логичности…»

Арина С., провизор, Шадринск

Чтобы избавиться от тяжелых мыслей, первым делом нужно вспомнить, что ты нужен семье, родным и близким. Твоя собственная жизнь не стоит на месте, пока не живешь, а медленно и мучительно тлеешь. Бесплатный онлайн-тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана поможет избавиться раз и навсегда от затянувшейся вины перед умершим.

Сними оковы отрицательных эмоций. Регистрируйся сейчас.

Автор Виктория Семибратская

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Как справиться с подобными эмоциями

Если человек является непосредственным виновником гибели умершего, например, в результате ДТП, ситуация может быть еще более тяжелой. Однако и из этого положения можно найти выход. Например, если водитель, допустивший наезд на пешехода, по истечении солидного времени после трагического инцидента не только продолжает раскаиваться, но и мучается от осознания собственной вины, необходимо пустить эту энергию в «мирное русло», например, помочь родственникам погибшего как морально, так и материально. Если близкие покойного категорически отказываются выходить на контакт, можно попробовать действовать с помощью посредников, обратившись к своим друзьям и знакомым. В крайнем случае, можно что-то сделать, сохраняя анонимность, чтобы попытаться сдвинуть тяжкий груз со своей души.

Верующие люди могут обратиться в храм – исповедь, молитва и пост способны не только вернуть душевное равновесие, но найти выход из сложившейся ситуации. Иногда бывает достаточно лишь пообщаться со священнослужителем, независимо от того, к какой конфессии принадлежит человек.

Если самостоятельно справиться с чувством вины никак не получается, а печаль и депрессия со временем лишь нарастают, несмотря на все предпринимаемые действия, стоит задуматься о помощи квалифицированных специалистов-психологов. Возможно, стоит человеку выговориться, озвучив свои страхи и суть переживаний, появится возможность взглянуть на сложившуюся ситуацию под другим углом. Вполне вероятно, что в результате доверительной беседы могут обнаружиться и новые пути решения проблемы, в частности, какие-либо действия, способные компенсировать ощущение тяжести на душе и чувства вины перед покойным.

Чувство вины перед умершим близким: как в нем разобраться?

Время чтения: 8 мин.

Смерть близкого связана не только с чувством горя, но и с переживанием своей вины: кажется, что ты виноват за свою усталость от трудного ухода, за то, что недодал чего-то, за то, что остался жить, когда он умер. Насколько нормальны эти чувства, почему возникают, и как с ними справиться? Публикуем статью портала Милосердие.ру, в которой на эту непростую тему рассуждает психолог, директор Христианской службы психологической помощи «Свеча», доктор биологических наук Александра Имашева.

Как и почему возникает чувство вины

Чувство вины при потере ближнего возникает всегда. Это нормальная реакция на смерть близкого человека. Практически все, кто переживает утрату, испытывает чувство вины перед умершим.

Читайте также:
Как побороть ревность к прошлому?

Это чувство может иметь разные формы: вина за испытанное облегчение, что кончился ужасный, тяжелый период болезни близкого (получается, думает человек, что его смерть стала платой за мое освобождение, и я ей радуюсь). Чаще всего возникает вина за то, что, как кажется, было не сделано или сделано не до конца (не того врача позвали, не так лечили).

Может мучить вина за несправедливость, которая была допущена (или якобы допущена) по отношению к умершему при его жизни: редко приходили к нему, мало звонили, плохо заботились, а теперь уже ничего не поправишь.

Бывает даже чувство вины за то, что ближний умер, а ты живешь, «а ведь он был лучше меня»

Иногда чувство вины идет вторым, например, сначала возникает гнев на умершего — почему ты меня оставил?! — или на Бога (судьбу) — почему Бог его забрал?! — а потом сразу приходит вина: как я могу так думать, какой же я мерзавец. Чувство вины найдет, к чему прицепиться.

Крайне редко чувство вины действительно имеет некоторые основания. Например, если наш ближний был сильно болен и не хотел лечиться, а мы шли у него на поводу, потому что нам не хотелось с ним возиться. И вот он умер, а мы чувствуем себя виноватыми. Или если его болезнь накладывала на него какие-то ограничения (например, в еде), а мы их игнорировали и кормили его всем подряд, что привело к обострению болезни и смерти. Или если он очень страдал от вашей ссоры и хотел помириться, а вы ему в этом отказывали, и это сильно омрачило его последние дни и часы.

В таких редких случаях — случаях оправданной вины — поможет исповедь и покаяние для верующего или психолог для атеиста.

Но обычно вина, практически неизбежно приходящая после смерти близкого, абсолютно иррациональна.

Ее переживают и специалисты-психологи, отлично знающие механизм возникновения этого чувства и его необоснованность. «Я все понимаю, — говорит психолог, — знаю, почему так происходит, могу разложить по полочкам, но все равно чувствую себя виноватой после смерти мамы: не в ту больницу положила, не те лекарства привезла». А ведь маме было 89 лет, и она пережила три инфаркта. Иррациональная вина прицепляется к любой возможной причине из перечисленных выше и начинает грызть человека.

Почему же она возникает?

Смерть — это огромное, неподвластное и совершенно неведомое нам событие. Мы словно заглядываем в непроглядную пропасть.

Когда мы переживаем смерть ближнего, то, во-первых, ощущаем, что ничего не можем сделать, никак предотвратить, а во-вторых, неизбежно понимаем: то же самое ждет нас самих.

Наша психика оказывается в очень сложной ситуации полной потери контроля над происходящим, абсолютной беспомощности и переживания полнейшей неизвестности. Возникает экзистенциальный страх, возвращающий нас к неким первичным смыслам: кто я и зачем я живу, если моя жизнь тоже неизбежно закончится.

Photo: Aron Visuals / Unsplash

Это приводит нас к огромному, всепоглощающему ужасу, который просто невыносим: дай ему волю, он сведет с ума. Как это так — меня не будет!

Ужас от встречи со смертью «лицом к лицу» настолько силен, что нам проще испытывать неприятные чувства вины или гнева, лишь бы прикрыть ими этот страх.

Механизмы защиты психики действуют вне нашего желания и осознания: сначала «включаются» шок и отрицание, которые заставляют нас «не видеть» смерть, потом вспыхивают гнев и вина.

Чувство вины и гнева из-за смерти близкого — это ответ психики на собственную беспомощность, невозможность «проконтролировать» смерть

Чувство вины в этом случае — компенсаторное чувство, которое призвано хотя бы в иллюзорной форме вернуть нам возможность контроля над происходящим. Нам легче чувствовать себя виноватыми в том, что не достали нужные лекарства (действие, которое мы можем взять под контроль!) и тем самым не предотвратили смерть (иллюзия контроля над смертью!), чем откровенно себе признаться, что мы ничем и никак не могли помочь в том, чтобы человек не умер.

В других случаях чувство вины — это форма переживания необратимости случившегося и понимания, что изменить ничего нельзя. Это опять же потеря контроля над происходящим, которая для нас невыносима. Например, если при жизни свекрови мы с ней ругались, но знали, что в принципе можем помириться, то после ее смерти эта возможность ушла навечно. Ушла из-под нашего контроля. И эта утрата власти над реальностью переживается нами как чувство вины за нереализованные возможности.

Точно по той же причине при смерти ближнего возникает и чувство гнева. Это — ответ психики на собственную полную беспомощность, ее яростный протест. А «прицепиться» уж гнев может к чему угодно, что нашей психике покажется адекватным: гнев на умершего («Как он мог меня бросить!?»), гнев на Бога («Как Он мог его забрать!?»), гнев на врачей («Почему не спасли?!»). Но в конечном счете, все это — лишь реакция нашей психики на нашу абсолютную беспомощность перед лицом смерти.

Конечно, верующим гораздо проще пережить и смерть ближнего, и мысли о собственной смертности. В сознании верующего смерть — это не конец и исчезновение, а переход в иную форму существования, поэтому остается и надежда на встречу с ушедшими, на примирение с ними, и, что очень важно, вера, что даже смерть не заставит тебя полностью исчезнуть.

Как восстановиться после смерти ближнего

В современной культуре существует тенденция как можно быстрее избавляться от негативных чувств. Долгое страдание, долгое горе не приветствуется обществом, на такого человека смотрят косо и всеми силами пытаются «вытащить» его из этого состояния. В ход идут топорные утешения типа «не плачь», «займись чем-нибудь другим», «отвлекись на что-нибудь», «возьми себя в руки», «тебе уже пора успокоиться» и другие псевдопозитивные рецепты, которые не работают.

Они не помогают, а раздражают или заставляют чувствовать себя еще более виноватым — ведь своим страданием ты напрягаешь окружающих. Человек пытается как можно быстрее «перескочить» свое горе, не переживает его полноценно и только загоняет вглубь.

Но наше горе при утрате близкого — это плата за нашу любовь к нему. И чем сильнее была любовь, тем глубже будет горе, поэтому не надо его стыдиться, считать себя слабым, идти на поводу у тех, кто считает, что пора перестать страдать

Горевание занимает время: чтобы пережить горе от смерти близкого, необходимо не менее года.

Психологи говорят о «работе горя» — утрату необходимо принять, прожить и пережить. После этого, в нормальной ситуации, горе переходит в светлую печаль и светлые воспоминания. Если проходит год, полтора, а легче не становится, то это уже нездоровое переживание горя и требуется помощь специалиста — психолога или психотерапевта.

Как быстро пройдет тяжелое горе, зависит еще и от наших отношений с умершим. Если отношения были хорошими, здоровыми, то горе пройдет легче, если они были чем-то осложнены, то и горевание будет сложнее. Мы все время будем видеть, что ничего уже нельзя исправить, и эта необратимость дополнительно будет давить на нас.

Но до этого надо дожить. Вначале, после первоначального шока от утраты, будет много негативных чувств — и гнев, и вина, и тоска, и одиночество. Вина, принимающая разные формы, может возникнуть прямо в первые дни после смерти близкого и оставаться до самого конца горевания. Чувство вины перед умершим — это естественная часть переживания горя, а переживание горя — единственная возможность вернуться к нормальной жизни.

Переживайте горе

— Как бы плохо ни было, важно напоминать себе, что горе пройдет. Но это вовсе не значит, что мы не забудем человека, станем к нему равнодушны, но острое горе сменится мирной печалью.

Читайте также:
Как узнать нравится ли девушка парню?

Можно написать себе на листочке бумаги или карточке три утверждения и носить их с собой, доставать и перечитывать, или примагнитить на холодильник, чтобы они всегда были перед глазами:

  • Мои чувства нормальны.
  • Мне станет лучше.
  • Я справлюсь, как справились до меня другие.

— Если чувство вины связано с испытанным облегчением после смерти тяжело больного, мучившегося человека, то следует сказать себе, что это объективно был тяжелый груз, и облегчение после того, как груз снят — это нормальное, естественное чувство. В этом нет нелюбви к ушедшему, нет эгоизма, а есть обыкновенная, не поддающаяся сознательному контролю реакция психики на освобождение. Такое облегчение не отменяет горя от смерти и не умаляет нашей любви к ушедшему. И наказывать себя за это не нужно.

— Важно соблюдать ритуалы, связанные со смертью. Недаром они освящены веками. Первое, что может облегчить тяжелое состояние близких — это заботы об отпевании, о похоронах, кладбище, гробе, венках, цветах. Устроить поминки, собраться на девять и на сорок дней — все это реально помогает пережить горе. Ведь, делая все это, мы проявляем свою заботу об умершем.

На поминках мы разделяем с другими наше горе и любовь к ушедшему, говорим и слушаем, как другие говорят о нем теплые, хорошие слова — и нам становится легче.

Поминки — это вообще как бы очень сжатый во времени процесс проживания горя. Часто бывает, что они начинаются со слез, даже рыданий, а заканчиваются в гораздо более позитивном настроении. Как будто за несколько часов проживается целый год.

— Не прогоняйте воспоминания о покойном. Не надо стараться «забить» их другими мыслями или отвлекаться, если они приходят. Не надо специально вызывать в памяти эти воспоминания, особенно если они для вас мучительны, но если они «накатывают», то погрузитесь в них и проживите их.

— Плачьте. Слезы не слишком приняты в нашей культуре, даже если это плач по умершему. Одно из самых банальных «утешений» — это уговоры «не плачь, успокойся, выпей валерьянки».

На самом деле, слезы — это и естественное болеутоляющее (при плаче в организме человека вырабатываются вещества, успокаивающие нервную систему), и способ выразить и тем самым «выпустить наружу» душевную боль и тоску.

Когда горюющий человек плачет — это не признак слабости, а признак того, что переживание горя движется в правильном направлении.

— Говорите об умершем человеке и о своих переживаниях. Если приходят воспоминания об умершем близком, о его последних днях и других мучительных вещах, нужно найти человека, с которым можно об этом поговорить.

Обычно после утраты хочется говорить об ушедшем из жизни близком, особенно если его смерть была трагической и внезапной. Часто хочется поделиться своими чувствами, рассказать о своих переживаниях. Не надо бояться позвонить другу или подруге, честно сказать: мне очень тяжело, я все время вспоминаю умершего, давай с тобой поговорим о нем.

Рекомендация друзьям и родственникам горюющего: не закрывайтесь от таких разговоров, а участвуйте в них, чтобы человек не чувствовал себя запертым в своем горе

Терпеливо выслушайте все, что он вам расскажет. В состоянии горя, особенно в первые дни после утраты, горюющий может быть многословен и повторять одно и то же, не торопите его. Или он может замолчать — тогда просто побудьте с ним. Предложите горюющему человеку практическую помощь в организации похорон или поминок. Если он испытывает чувство вины за то, что не успел сделать или сказать, или за испытанное облегчение после смерти тяжелобольного, объясните ему, что это понятно, естественно и объяснимо.

— Постараться не замыкаться в себе, как бы этого ни хотелось. Горе — процесс, который лучше переживать с людьми. Даже если не хочется разговаривать — лучше пусть они будут рядом. Очень помогает общение с теми, кто недавно пережил подобную утрату.

— Через некоторое время (в течение первого года) обязательно надо разобрать и раздать вещи умершего. Не надо строить дома «храм» ушедшего человека, оставлять его комнату в нетронутом состоянии, словно он еще жив. Это только продлит переживание горя. Конечно, избавляться от вещей дорогого умершего очень тяжело, ощущения, будто собственными руками окончательно отдаешь его и память о нем. Обычно при этом текут слезы — пусть текут. Но в течение первого года сделать это надо.

Вам может быть интересно:

Подготовила Дарья Сивашенкова

Использовано стоковое изображение от Depositphotos.

Психолог МЧС — о том, как пережить потерю близких: «Чувство вины — одно из естественных проявлений горя»

Эпидемия ковида уже унесла огромное количество людей. Бывает, люди сталкиваются с чередой потерь — когда один за другим умирают сразу несколько членов семьи. Как пережить уход близких, «Доктору Питеру» психолог МЧС Виктория Дмитриева.

В ковидную эпоху со смертью — прямо или косвенно — столкнулся каждый. Если не в своей семье, то в семье знакомых, коллег, соседей случилась трагедия. Не редкостью стали истории, когда от вируса погибают один за другим пожилые супруги, когда умирают молодые, полные сил, люди, у которых остаются маленькие дети и родители-пенсионеры… Боль каждого человека уникальна. И каждый проживает ее по-своему. Понятно, что единых рецептов нет. Но если рядом есть неравнодушные люди — друзья, коллеги — способные дать поддержку и сочувствие, то прожить этот трудный период будет немного проще.

Виктория Дмитриева

Психология

Начальник отдела экстренного реагирования Северо-Западного филиала Центра экстренной психологической помощи МЧС России из Санкт-Петербурга

Четыре стадии горя

– Потеря и утрата близких — это естественная часть жизни любого человека. Избежать ее невозможно, — рассказывает психолог МЧС Виктория Дмитриева, которая участвовала в ликвидации последствий таких крупных ЧС, как теракт в петербургском метро, пожар в ночном клубе «Хромая лошадь», авиакатастрофа А-321 в Египте. — Поэтому в процессе эволюции наша психика приспособилась к тому, чтобы пережить этот нелегкий период, восстанавливаться и полноценно жить дальше. Если бы мы не могли справиться с потерей близких людей, человечество давно перестало бы существовать. Важно помнить, что человек в состоянии пережить даже самое большое горе, и не просто выжить, а полноценно жить дальше.

– Считается, что «время лечит». Но многие, потеряв близких даже много лет назад, говорят, что время ничего не лечит. Боль утраты такая же сильная.

– Все обобщающие заявления, как, например, «время лечит», неполные. Одно только время вылечить не может. В это время должно что-то происходить. Есть такое понятие как «работа горя», когда горе проходит через определенные стадии. Процесс переживания утраты близкого человека можно назвать последовательным. Понятно, что течет он не гладко, но есть определенные стадии. Интересно, что процесс «острого горя» занимает в среднем около 40 дней, когда по различным религиозным традициям с душой умершего человека происходят важные события, а родственникам дается время, чтобы оплакать его.

Первая стадия — шок и оцепенение. Состояние, при котором человек не может увидеть и признать факт произошедшего. Характерно некое онемение, как будто неполное присутствие в этом моменте. Люди, прошедшие через этот период, говорят о чувстве нереальности происходящего, как будто во сне, все делается на автомате. В зависимости от конкретного человека, ситуации, поддержки из вне, этот период шока и оцепенения может длиться от нескольких секунд до нескольких дней. Во многих источниках, нормой считается период до 7-10 дней.

Вторая стадия — отрицание. «Нет, этого не может быть», «Это не он», «Это ошибка», — в этом отрицании человек может «застревать», у него нет внутреннего ресурса признать происходящее, вплоть до того, что он отключает телефон, чтобы не слышать слов соболезнования, отказывается идти на похороны. Но это не признак какой-то ненормальности. Таким образом психика справляется с горем. Для процесса горя это нормально, но тревожным звонком должно стать, если человек в этой реакции «застревает», продолжает в течении долгого времени отрицать реальность произошедшего.

Читайте также:
Как понять что ты влюбился по настоящему?

Третья стадия — острое горе. Есть уже факт признания смерти близкого человека, но нет еще принятия этого факта. Человек чувствует злость, обиду, печаль, тоску. Одно из главных — чувство вины. Причем, это иррациональная вина — нам хотелось бы верить, что мы могли бы быть настолько правильными, чтобы никогда не ссориться с близкими, не испытывать к ним негативных чувств в пылу ссоры.

Четвертая стадия — «стадия остаточных толчков». Человек постепенно приходит в себя, но время от времени его «накрывает» горе, даже еще более острое, чем в первые дни. Нужно быть к этому готовым, понимая, что это не пройдет за пару месяцев, не требуя ни от себя, ни от других прекратить «так убиваться».

Пятая стадия — восстановление. Стадия восстановления начинается не раньше, чем через год после утраты близкого. Восстанавливаются физические и психологические ресурсы, человек возвращается к привычному ритму жизни.

Правила госпитализации при ковиде запрещают родственникам находиться в реанимации. Никакой связи с тяжело больным человеком, как правило, находящимся на ИВЛ, нет. Его последние дни жизни — в одиночестве, на больничной койке, без возможности почувствовать рядом тепло близких людей — вызывает потом у родных огромное чувство вины за то, что не смогли уберечь и что-то исправить. Отдельной трагедией, особенно в первые полгода эпидемии, стали похороны — когда умерших от ковида хоронили в закрытых гробах в специально отведенном месте, где-то на выселках.

– Все традиции, церемонии, культурные ритуалы прощания придуманы не просто так, они дают возможность нашей психике пройти важные процессы, — говорит Виктория Дмитриева. — Чувство вины — это очень естественное проявление горя. Оно в любом человеке пробуждает понимание смертности, конечности бытия. Это единственное, что нам гарантировано в жизни. Если ты родился, значит, ты точно умрешь. Это надежная гарантия, на которую можно опереться. Но несмотря на эту «гарантию», человек все равно испытывает тревогу по поводу своей смерти, потому что он не знает ни дня, ни часа, когда она произойдет. Нет контроля над происходящем. И чувство вины, как ни странно это прозвучит, направлено на то, чтобы вернуть контроль над тем, что контролю не поддается. Но человек убежден, что все могло бы быть по-другому — если бы госпитализировали в другую больницу, если бы послушались другого врача и так далее. Чтобы с этим смириться и примириться, нужна поддержка близких, требуется индивидуальный подход.

Если прощание не состоялось фактически, его можно организовать психологически — написать письмо, поставить передо собой фотографию и поговорить, съездить в то место, которое вы планировали посетить вместе. Обязательно должно быть завершение.

Читайте также

– Иногда отдельно выделяют стадию агрессии – злость на тех, кто мог быть виноват в смерти человека, злость на себя (не удержал, не сказал), злость на того, кто умер хотя в нашей культуре злиться на умершего не принято («о мертвых либо хорошо, либо ничего»), — говорит Виктория Дмитриева. — Но я все-таки отдельно эту стадию не выделяю, потому что уже признак перехода к проявлению ярких чувств.

На каждой стадии горевания требуется поддержка окружающих, но она может быть разной. На начальном этапе трудно найти какие-то слова, в лучшем случае они будут неуместны, в худшем — могут разорвать отношения. Здесь важно просто быть рядом, обнимать, прикасаться, взять на себя часть повседневных забот.

Когда человек находится в стадии шока и оцепенения не стоит звонить ему с вопросом «Ты как?» Он еще сам не понимает, как.

Но кому-то важно активное сочувствие, а кому-то небольшая забота без лишних вопросов. Главное, чтобы человек чувствовал ваше неравнодушие. «Сливаться в горе» не надо, иначе человек останется один, ему не на кого будет опереться.

Какие слова точно не надо говорить людям, потерявшим близких

«Держись!», «Соберись!», «Отвлекись!»

«Все будет хорошо. Родите себе еще ребенка». Или — «Зато у вас еще есть дети, подумайте о них».

– Эти слова полностью обесценивает утрату. Это очень агрессивное действие. На этапе горевания не рекомендуется переезд, смена работы, партнера и рождение ребенка. Только когда начался процесс восстановления, можно думать о принятии важных жизненных решений.

«Все, что ни делается, к лучшему», «На все воля божья».

Читайте также

Дать возможность прожить свое горе

– Особенностью третьей волны, после прихода дельта-штамма, врачи называют то, что вирус стал чаще поражать молодых. Как помочь пожилым родителям, потерявшим своих взрослых детей?

– Понятно, что когда происходит такая сильная утрата, кажется, что в жизни ничего больше ценного не осталось, — говорит Виктория Дмитриева. — Но надо искать другой ресурс для жизни. Много людей, у которых никогда не было детей, но их жизнь от этого не становится бессмысленной, они многое делают для людей в каких-то других сферах. Здесь важно понимание, что жизнь многогранная, разная, сложная. Когда происходит такая серьезная потеря, как смерть собственного ребенка, очень сложно зацепиться за что-то в дальней перспективе. Тогда мы говорим про ближайшие опоры и ресурсы, которые дадут человеку продержаться час, день, месяц.

– Очень важно уметь находиться с людьми, испытывающих острые сильные эмоции — злость, тоску. Если ты в состоянии находиться рядом в этот момент, то это самая большая поддержка. Ни в коем случае нельзя уходить от темы, предлагать больше не говорить об утрате, прятать фотографии. Потому что очень важная часть процесса горевания — это воспоминания, когда из реального живого опыта создается ресурсный опыт памяти.

Читайте также

Если с вами случилась беда, говорите о ней, советует психолог. Проговаривая, человеку легче осознать, признать, а затем и принять случившееся. Говорите, пишите о своем горе, делитесь им с окружающими.

– У женщины сын покончил жизнь самоубийством, когда она находилась в соседней комнате. Что она делала потом? Она на протяжении почти полутора лет рассказывала в подробностях обо всем, что случилось с ней и ее сыном, — рассказывает Виктория Дмитриева историю из своей клинической практике. — Сколько раз она встречала человека, столько раз она ему об этом и рассказывала. Для нее это оказался эффективный путь исцеления. Она проговаривала свои чувства, получала от других людей сочувствие и поддержку. Это дало ей силы жить дальше.

– Как помочь ребенку, у которого умер кто-то из родителей, бабушка или дедушка?

– Если мы говорим о детях младшего возраста (до 10 лет), то здесь принципиальный момент в помощи взрослым, окружающим ребенка — оказать поддержку, помочь найти ресурсы, дать возможность горевать. Ребенок смотрит на взрослых, видит, как они реагируют на утрату. Если от него не скрывают, что произошло — а сказать об этом нужно прямым текстом, не придумывая истории о том, что «бабуля улетела на облако» или «папа уехал в командировку» — рядом нужны поддерживающие взрослые, спокойные и адекватные. Ребенок от напряжения может стать беспокойным, нельзя его за это ругать. При возможности нужно сохранить привычный график жизни — учеба, прогулки, секции, все как он привык. Показать, что мир стабилен, и ему есть на что опереться. Не надо требовать от детей какого-то особенного отношения к случившемуся несчастью. У меня был случай в практике, когда мама подростков удивилась тому, что дети после похорон отца недолго посидели в комнате, а потом пошли в кино. А вечером девочка попросила, чтобы мама с ней посидела.

– Бывают случаи, когда работа горя не завершилась полностью, — рассказывает Виктория Дмитриева. — Неспособность расстаться с вещами умершего, сохранение долгое время в нетронутом виде мест, связанных с близким («мемориальные комнаты») — словно попытка остановить, заморозить время — один из явных признаков того, что человек недогоревал, недополучил поддержку на каком-то этапе. Ключевой признак завершенного процесса горя, когда человек способен вспоминать ушедшего без непереносимой боли и тоска сначала трансформируется в светлую грусть, а потом в чувство благодарности за то, что этот человек «случился» в жизни….

Читайте также:
Как увести женатого мужчину рака?

Чувство вины перед умершим

Откуда берется чувство вины и обиды, как преодолеть деструктивные состояния и полностью избавиться от чувства вины, расскажет Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Неожиданное известие

Я как раз заказала букет маме на 8 Марта. Выбрала ее любимые цветы и открытку с теплой, душевной надписью: «С любовью маме! Живи долго и счастливо», когда позвонила тетя.

— Ты только не переживай! — ее голос звучал необычно и вкрадчиво.

Меня будто током шарахнуло самое очевидное, что приходит в голову при этих словах, — случилось что-то с родителями. В ужасе я закричала в трубку:

— Что? С кем? С мамой?

— Маму увезла «скорая» с инфарктом.

— Она жива? — спросила я тихо.

— Только не переживай!

— Она жива? — спросила я твердо.

— Спасти не удалось…

Светлое будущее или мрачное чувство вины

Мрак. Тишина. Даже сердце перестало биться. Даже ребенок под сердцем притих. Минута молчания по умершей. Девушка в ларьке с цветами спросила: «Вы букет-то брать будете?» Я посмотрела сквозь нее, сказала: «Нет, уже не нужно». И вышла из магазина.

Тупая боль, каждое слово и мысль о ней прерывается потоком слез, невозможно поверить и принять эту новость. Вокруг все советуют успокоиться, беречь себя и излучать позитив ради будущего ребенка. Но как? Какие вообще здесь могут быть позитивные эмоции? Почему об умерших нужно сразу забыть? Этого никто не знает. Злость и досада берет, когда слышишь такие советы. Ведь понятно, что они невыполнимы, и как бороться с горечью утраты на самом деле никто не знает.

Воспоминания, сожаления

Воспоминания об умершем проносятся в памяти и ранят, как осколки снарядов, которые разорвались внутри и их уже не склеить. Мысли только о том, как тебе жить теперь, когда будто вместе с умершим уничтожена часть тебя, сильно изматывают. «За что? Почему сейчас? Как же я без нее?» И бомбоубежища нет. От таких сильных страданий не спрячешься.

Постоянно всплывают картины из глубин памяти — то, что давно забыто. И сразу думаешь, как много было прожито. Почему раньше я об этом не вспоминала? Просто я думала, что мама будет рядом вечно, а теперь ее зовут умершей…

Нелепые мысли. Я же еще не научилась варить суп по ее рецепту. Всегда считала, что незачем, ведь можно приехать и съесть сразу две тарелки ее идеального рассольника, борща или лапши. Да и вообще, так, как у мамы, у меня не получится. Никогда я больше не поем ее супа.

Раньше были обиды, претензии, даже ссоры. А теперь постоянное чувство вины и недосказанности — все в одном спутанном клубке, где я застряла и не могу выбраться. Почему я уехала? Почему мало звонила? Почему не была рядом? Почему не заставила идти к врачу и проверить здоровье? И понятно, что начни я жизнь сначала, я сделала бы все иначе, но уже ничего не вернешь. И эта мысль гложет внутри и не дает покоя.

Психология вины

Чувство вины не берется из ниоткуда. По определению системно-векторной психологии Юрия Бурлана, это свойство анального вектора. И в принципе, оно чаще всего толкает на созидательную деятельность, рождает стремление к позитивным переменам.

Другое дело, когда это чувство как серная кислота разъедает человека изнутри. Часто это происходит тогда, когда изменить ничего уже нельзя. Например, когда мучит чувство вины перед умершим. Ты понимаешь: многое не доделано, не завершено, не досказано, а доделать, завершить и досказать уже невозможно.

Это большая травма для психики обладателей анального вектора. Ведь люди с этим вектором — перфекционисты. Они созданы, чтобы доводить любое дело до справедливого решения и идеального завершения. Им важно вернуть в ответ то хорошее, что им сделали, чтобы было поровну. А как доведешь дело до конца, если имеешь дело с умершим? Как отблагодаришь за все хорошее, если не успел сделать это при жизни?

Такая психика сама по себе основательна, прямолинейна и несколько неповоротлива. Именно поэтому люди с анальным вектором способны долгое время сидеть над одним предметом, сосредотачиваться на нем, добиваясь лучших результатов. Но при этом психика человека с анальным вектором не гнется, а сразу ломается. Когда давление слишком большое — чувство обиды на умершего или вины перед ним давят тяжким грузом и бороться с ними довольно сложно.

Обида и вина — две стороны «несправедливости»

Обида и вина — частые спутники человека с анальным вектором. На первый взгляд разные, они происходят из одного корня. Просто человек с анальным вектором стремится к справедливости и остро чувствует ее нехватку. Как в отношении себя, так и в отношении других. В первом случае получается обида, во втором — вина.

Честные и справедливые люди с анальным вектором могут стать жертвами манипуляций чувством обиды и вины. Не потому, что они дурачки и ничего не понимают. Просто это очень сильные чувства, их можно легко внушить человеку с анальным вектором.

Еще человеку с анальным вектором легко застрять в прошлом, ведь в этом векторе особо трепетное отношение к прошлому. И такие люди больше других ностальгируют по былому, по тому, что уже не вернешь. И это тоже огромное перманентное напряжение. Нам хотелось бы жить в прошлом и менять его по собственному желанию.

Как избавиться от чувства вины

Так как справиться с этими чувствами? Только осознав себя, изучив свой вектор, понять, почему именно у нас возникает чувство вины, и отследить этапы формирования чувства вины.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана показывает, что человек с анальным вектором наделен особенными свойствами, которые в идеале должны вылиться в позитивную деятельность. Никто не способен быть более благодарным за все хорошее, что сделали люди. Однако ряд психотравм и якорей заставляет обладателя анального вектора застревать в прошлом, не меняя ничего, и это в конце концов приводит к психосоматике вроде высокого давления, излишнего веса и плохого самочувствия.

Мы не можем просто отменить эти свойства. Мы можем только осознать их в себе и провести психоанализ, чтобы избавиться от разъедающего чувства вины. Это необходимо еще и для того, чтобы ваша память об умершем не была наполнена тем, что недосказано и недоделано. Позвольте себе светлые воспоминания с глубокой благодарностью к прошлому.

«…Я перестала чувствовать себя жертвой, благодаря тренингу. Я всегда чувствовала себя всегда и во всем вечно виноватой, подавленной, задерганной жертвой, и в таком состоянии я притягивала к себе фрустрированных субъектов. Но в какой-то момент во время дискуссии с мужем произошел “щелчок”, и я вдруг раскрыла и выпустила чуть ли не из древнего мозга древнюю неприязненную мысль: “Я хочу тебя сожрать”, которая уж точно не мысль жертвы, а скорее наоборот. В голове все встало на свои места. Я себя перестала винить, потому что хорошо прочувствовала причину. Быть жертвой? Это в прошлом, а теперь — нет…

…У меня было ощущение постоянного горя, скорби, обид, вечной вины, суицидальных мыслей, осуждения, самоедства, эмоциональных раскачек, в чем я жила до тренинга, и дошло до того, что я уже этого не замечала, а другие замечали. В процессе прохождения тренинга, разобравшись в причинах, что к чему, я поняла, что привычка и норма — это не одно и тоже. Норма — это позитивный настрой, легкость и ощущение радости. Тренинг помог ощутить этот позитив, и мне уже хочется постоянно держаться в этой светлой волне и вырабатывать новые позитивные привычки…»
Мирослава Л., артистка камерного хора, хормейстер-репетитор, Сочи

Читайте также:
Красивые слова в прозе любимому

Первые шаги к этому можно сделать на бесплатном онлайн-тренинге по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Позвольте себе жизнь без вины. Регистрируйтесь по ссылке

Автор: Ольга Новикова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Умерла мама, виню себя

Недавно умерла мама, сама справиться с болью не могу. В пол четвертого ночи она позвонила, сказала что очень плохо. Пока муж за по машину сходил.. приехали почти в 4 утра.Сразу же предложили отвезти в …

А я не знаю,из-за чего умерла моя мама. Вскрытие не делали,62 года,жара. Я теперь жалею. Мучает-что было причиной смерти? Пришла с огорода,прислонилась к стене. Моя дочь была рядом. С соседкой перетащили её до кровати. Сказала,что ноги замёрзли,положили грелку. Побежали за фельдшером,это в селе было. Потом стала плохо говорить,слёзы побежали,и всё. Фельдшер написал-тромб. Хотя всё это длилось около часа. 14 лет прошло,а для меня как вчера. И мучает,что не знаю причину смерти.

Сочувствую Вам. Не вините себя, не на каждую беду есть вина.
У меня мама после инсульта была, сейчас она нормально себя чувствует. Я у нее жила, помогала ей. У нее давление поднялось, я скорую вызвала, а они тоже ехать отказались, посоветовали таблетки давать, я в интернете почитала, что на ступни надо уксусные компрессы делать. Вот я страху натерпелась. Очень Вас понимаю.

Моя мама умерла в этот понедельник

Соболезную:( Это так больно..

Плачьте, если плачется. Кто же еще ближе, чем семья. Огромный кусок прошлого, с которым жили с рождения, ушел безвозвратно. Как тут без слез. А винить себя не надо. Вы не врач, да и в целом не Создатель. У всех финал будет, у каждого свой, вопрос только времени. Нет у нас власти ни над жизнью, ни над смертью, ни над временем.

Всем мои соболезнования и царствие небесного вашим родным . Все мы смертны ( и конечно , когда уходят наши родители все слова утешения бессмысленны. Только время сможет немного притупить боль.

Сочувствую Вам. Не вините себя, не на каждую беду есть вина.
У меня мама после инсульта была, сейчас она нормально себя чувствует. Я у нее жила, помогала ей. У нее давление поднялось, я скорую вызвала, а они тоже ехать отказались, посоветовали таблетки давать, я в интернете почитала, что на ступни надо уксусные компрессы делать. Вот я страху натерпелась. Очень Вас понимаю.

Моя мама от инсульта умерла . Я болела и не звонила ей , в итоге не могла потом дозвониться , а она дома одна в полукоме 3 дня наверное пролежала на полу . Пришлось МЧС вызывать , чтобы дверь вскрыли. Отвезли маму в больницу, в реанимацию. Через несколько дней её не стало .

Плачьте, если плачется. Кто же еще ближе, чем семья. Огромный кусок прошлого, с которым жили с рождения, ушел безвозвратно. Как тут без слез. А винить себя не надо. Вы не врач, да и в целом не Создатель. У всех финал будет, у каждого свой, вопрос только времени. Нет у нас власти ни над жизнью, ни над смертью, ни над временем.

Вы правы , это огромный кусок прошлого . Нужно смотреть вперёд, в будущее. Долгое время не решалась даже думать о детях, а сейчас, оставшись полной сиротой , если конечно можно так выражаться в моём возрасте , задумалась о семье . Раньше страшно было , потому что всегда боялась за маму , было не до семьи. Сейчас понимаю, что не хочу оставаться одной как бадыль в поле . Хочу заботиться о родном человеке и вижу в этом счастье.

Вы правы , это огромный кусок прошлого . Нужно смотреть вперёд, в будущее. Долгое время не решалась даже думать о детях, а сейчас, оставшись полной сиротой , если конечно можно так выражаться в моём возрасте , задумалась о семье . Раньше страшно было , потому что всегда боялась за маму , было не до семьи. Сейчас понимаю, что не хочу оставаться одной как бадыль в поле . Хочу заботиться о родном человеке и вижу в этом счастье.

Ну это наверное, все-таки не совсем то решение (рожать, усыновлять), которое нужно принимать исходя из соображений страха перед одиночеством. Боль болью, но она для здорового взрослого человека переживаема своими ресурсами

Дорогая автор, мои соболезнования. Виноваты не вы, а скорая помощь. С такими симптомами надо было выезжать. Да могли бы и не успеть. Тромб если. Ваша мама всегда с вами, вы – ее продолжение, живите достойно, передайте всё хорошее от неё её внукам.

Виновата не скорая, а то, что мама позвонила сначала не в скорую, а автору.
Ну вот что автор могла сделать?! Ну приехала, потеряв кучу времени, и вызвала ту же скорую. Моя мать один раз тоже отожгла, вместо скорой позвонила мне и попросила перезвонить ей через 20 мин и если она не возьмет трубку, прийти(?!), вдруг ей плохо! На вопрос, почему она не звонить в скорую, ответ был странный – не надо. Почему не надо – не надо и все. Лучше вот приди с полугодовалым ребенком под мышкой. И что бы я сделала, по ее мнению, для меня до сих пор загадка. Но мозг тогда я ей прочистила.

Я правильно сделала, что написала сюда. Одной никак не справиться с потерей, семья поддерживает, но легче не становилось. После вашей поддержки, стало немного легче. Семье приготовила покушать, да и сама немного поела.Когда умер папа, пришлось начинать жить заново, без него.. Вот теперь без мамы, а без неё плохо.. Без кровинушки моей. СПАСИБО ВАМ.

Сочувствую. Но мы не выбираем день своего рождения и день своей смерти. Она умерла дома рядом с вами. Было бы хуже, если бы всё это произошло в больнице в отсутствии вас, рядом с чужими людьми, которым, по большому счету, дела бы не было до неё. Не вините себя.

Умерла мама

Скоропостижно Умерла Мама от коронавируса.

Умерла дочь. Виню себя. Прошу, помогите!

Умерла мама. Виню в этом себя.

Умерла мама. Мужчина сказал ,что ему плевать.

Сочувствую. Но мы не выбираем день своего рождения и день своей смерти. Она умерла дома рядом с вами. Было бы хуже, если бы всё это произошло в больнице в отсутствии вас, рядом с чужими людьми, которым, по большому счету, дела бы не было до неё. Не вините себя.

Вы правы. Спасибо Вам..

Автор, соболезную.
И хочу сказать вот что – если мама ваша была крещеная, обязательно найдите в себе силы и сделайте все, что положено в Церкви. Закажите сорокоусты, читайте молитвы. Поверьте, это нужно вашей матери сейчас гораздо больше, чем ваши слезы. И самой вам оттуда придет успокоение.
И поверьте мне, они там все живы, только тело тут оставили. Даже не сомневайтесь. Ваша мама жива, душа ее жива. Молитесь за нее, чтобы ей там было полегче, и она потом сможет вам помогать оттуда.
Ваша острая боль пройдет. Полгода, год максимум. А то и раньше. Это закон жизни – дети переживают родителей.

себя не вините. Когда в таких случаях человек винит себя, то берет на себя ответственность за то, что ему неподвластно. Только Бог знает кому, когда и как. Ваша мама ушла в свой час, как бы горько ни было это осознавать.
Я также винила себя в подобной ситуации, позже пришло понимание, что никто не может изменить ход событий – это просто человеческая гордыня мнит, что ей все подконтрольно, что если бы да кабы. Но на все воля Божья.
Повторяйте эти слова, когда совсем невмоготу будет думать, что якобы могли что-то изменить. Нет, не могли. Как случилось, так и случилось. Вы не Бог, вы человек, вам не дано контролировать все на свете, вы сделали то, что и должны были.

Читайте также:
Как очаровать мужчину?

[quote=”Гость” message_id=”60012029″]себя не вините. Когда в таких случаях человек винит себя, то берет на себя ответственность за то, что ему неподвластно. Только Бог знает кому, когда и как. Ваша мама ушла в свой час, как бы горько ни было это осознавать.
Я также винила себя в подобной ситуации, позже пришло понимание, что никто не может изменить ход событий – это просто человеческая гордыня мнит, что ей все подконтрольно, что если бы да кабы. Но на все воля Божья.
Повторяйте эти слова, когда совсем невмоготу будет думать, что якобы могли что-то изменить. Нет, не могли. Как случилось, так и случилось. Вы не Бог, вы человек, вам не дано контролировать все на свете, вы сделали то, что и должны были.[/quot

Я взяла себя в руки и сделала всё как положено. Сама выбрала маме домик, покрывало, отпели маму, батюшка был, земельку запечатали. Сегодня в церкви была, отнесла продукты, заказала панихиду за упокой мамочки и за здравие свекра ( заболел сразу после похорон). А дома делаю всё по инерции, в душе пусто.. вроде весь день топчусь что-то делая, а по факту так ничего толком и не сделала. Плачу меньше, наверное все слезы вышли.. Только в груди и солнечном сплетении не отпускает, так и держит боль от утраты..

Я правильно сделала, что написала сюда. Одной никак не справиться с потерей, семья поддерживает, но легче не становилось. После вашей поддержки, стало немного легче. Семье приготовила покушать, да и сама немного поела.Когда умер папа, пришлось начинать жить заново, без него.. Вот теперь без мамы, а без неё плохо.. Без кровинушки моей. СПАСИБО ВАМ.

У меня тоже любимая дочь, и мне 66 лет. Тоже гипертоник. Умереть готова в любую минуту. Не страшно. Только знаю, что дочке и внучкам будет очень больно, поэтому стараюсь следить за своим здоровьем, хотя внутренне я умерла уже 5 лет назад, когда умер мой сын. Автор, держитесь. Мама не умерла. Умерло только тело, а душа её жива. Мой сын недавно пытался связаться со мной, поэтому я точно знаю, что он жив, только он в параллельной жизни. Нам не все известно об этом, но связь наша есть. Он бережет меня, ради этого и живу. Ваша мама станет ангелом-хранителем для вас, только слушайте свой внутренний голос. Все у вас будет хорошо.

Сочувствую. Но мы не выбираем день своего рождения и день своей смерти. Она умерла дома рядом с вами. Было бы хуже, если бы всё это произошло в больнице в отсутствии вас, рядом с чужими людьми, которым, по большому счету, дела бы не было до неё. Не вините себя.

Нет, не так. Если бы мой сын умер у меня на руках, я бы себе этого никогда не простила. Он был в реанимации, когда это произошло, а значит, я сделала все возможное, чтобы его спасти

Орхидея, будет больно, очень больно, я знаю это по себе, но вы должны жить. Для этого мы рожаем наших детей. Именно для жизни. Жизнь тяжела, но она все же прекрасна. Я все время разговариваю с небом, я знаю, он где-то там. И когда я поговорю, тогда он приходит ко мне во сне. И я знаю, что он жив. Мама тоже часто приходила ко мне в первые 3 года. теперь реже. Я знаю, религия считает, что это Бесы, но я не особо религиозная, и мне так легче жить, зная, что он рядом и помнит обо мне

Орхидея, будет больно, очень больно, я знаю это по себе, но вы должны жить. Для этого мы рожаем наших детей. Именно для жизни. Жизнь тяжела, но она все же прекрасна. Я все время разговариваю с небом, я знаю, он где-то там. И когда я поговорю, тогда он приходит ко мне во сне. И я знаю, что он жив. Мама тоже часто приходила ко мне в первые 3 года. теперь реже. Я знаю, религия считает, что это Бесы, но я не особо религиозная, и мне так легче жить, зная, что он рядом и помнит обо мне

Я всё еще не могу справиться с болью, Господи.. ВЕРНИ мамочку.

Недавно умерла мама, сама справиться с болью не могу. В пол четвертого ночи она позвонила, сказала что очень плохо. Пока муж за по машину сходил.. приехали почти в 4 утра.Сразу же предложили отвезти в больницу, сказала что не дойдёт. Позвонила в скорую. Всё это время мама говорила что ей очень плохо, сдавило голову, уши и в груди.В скорой сказали -у гипертоников такое часто, измерить давление. Давление было 260 на 130. Снова позвонила в скорую. Сказала: грелку к ногам, 2 ношпы выпить и 1 сосудорасширяющую под язык. Всё сделала как сказали, она легла. Я отошла крошки подмести. Услышала два вскрика и хрип. Когда забежала она хрипела, нижние веки опустились, голова набок и пена.У меня был шок, я только что с ней разговаривала ..В шоке начала растирать ноги, ручки, грудь.. хотела повернуть ей голову, а она как камень. Очнулась когда муж нес меня к дивану, я всё еще слышала хрипы. Кричала чтобы в скорую звонил. Снова забежала к ней, открыла рот, язык не запал, на губах капельки крови изнутри. И последний вздох. Не могу себе простить, я ведь могла её спасти. Пишу и плачу. Сегодня 5 дней как её не стало, сердце вырвано, душа плачет. Говорят нельзя плакать, не могу.. Когда хоронили, ливень пошел.. снег и позже гром.

Света пожалуйста можно с тобой пообщаться . у меня такая же ситуация ( напиши мне 89520368505

У меня ситуация хуже, я виновата в гибели мамочки. Я ненавижу себя! Я не поняла, не распознала, не вызвала 03, рядом никого не было, вызвала платного врача, который тоже ничего не понял. Да и про болезни я точно не сказала: только о сердечной недостаточности. Итог, мамы нет! Я не знаю как жить дальше. Не хочу. Моя вина до моей смерти!

Как же я понимаю вашу боль..

У меня Мама от рака умерла 02 января 2017. Мне 32, не замужем, детей пока нет. Как и других родственников. Мама мне тоже лучшей подругой была, мы в разных городах жили, я с ней минимум по часу в день по телефону разговаривала, когда приезжала – привозила ей подарки, которые себе жалко купить было, а ей нет. В общем, я к ней относилась больше как к сестре-ребёнку, чем к маме.
Я даже свои сбережения у неё дома хранила, на случай, если со мной что-то случится, чтобы у неё была обеспеченная старость.
Она последний год почти не ходила, метастазы из почек пошли в позвоночник, из-за чего он в пояснице треснул, и в легкие – она кашляла кровью.
У неё был с детства порок сердца, поэтому химию делать нельзя было, сердце бы не выдержало.
«Доставала» ей всякие альтернативные лекарства, какие только можно было. Но на последней стадии это детский лепет.
Она от обезболивающего отказывалась, так как боялась подсесть на наркотики, и надеялась выздороветь.
А я сразу поняла, что это уже не вылечится.
Теперь виню себя, мне кажется, если бы у меня было больше веры, может быть она и вылечилась бы.
И ещё: когда она болела, я на неё обижалась, как будто она специально хочет меня одну оставить на целом свете, теперь очень из-за этого стыдно.
И кажется, что я несправедливо осталась жить, а она умерла, я тоже должна умереть.
И детей теперь страшно заводить, если когда я умру, они будут так же страдать, как я сейчас, то это заведомое обречение детей на страдания.
В общем, пропал у меня смысл жизни уже больше, чем полтора года назад. Не могу себя простить и жить дальше.

Читайте также:
Какие документы нужны для развода если жена беременна?

Тяжелое чувство вины

Семья

«Моя мама болела очень долго, последние 10 лет не выходила из дома, зависела от капельниц, кислородной подушки. Старший брат сразу после школы уехал в Германию, папа всегда был немножко не от мира сего, так что за мамой ухаживали мы с бабушкой.

Обычно я приезжала к маме два раза в неделю – привозила продукты, немножко готовила, убирала, оставляла деньги, слушала жалобы. Последнее было тяжело: близости у нас никогда не было, меня воспитывала бабушка, и она для меня самый родной человек. А интересы мамы всегда были ближе к искусству и далеки от нас с братом. Даже прикованная к кровати, она активно переписывалась с друзьями, писала книгу о викторианских поэтессах, вела очень яркую жизнь для человека, который много лет не видел улицы. А мне доставались ее жалобы и обвинения.

Кажется, все – от папы до маминых подруг – считали, что я предала маму, когда уехала из дома жить к своему молодому человеку. Я и сама понимала, что не отдаю ей себя полностью. Записалась в спортклуб, а могла бы оплатить лишние часы сиделке. Или поехала на море, а это десять дней и куча денег, которые я могла бы отдать семье. Красивая одежда, вкусная еда – каждый раз я чувствовала огромную вину. Особенно когда звонила мама и спрашивала, где я, с кем я, а потом говорила особенным тоном: «Ну хорошо, главное, чтобы тебе было весело. » Мне казалось, будто все мои внутренности пропустили через мясорубку.

Звонок

Этот месяц выдался особенно тяжелым: мама бесконечно плакала и жаловалась, ей становилось все хуже. А может, и нет. Она всегда жаловалась. Я вызвала известных специалистов на дом – никто не нашел ухудшений. Обследование в клинике, на которое я взяла кредит, тоже не показало изменений, а мама продолжала плакать. Умоляла вызвать брата из Германии, чтобы «посмотреть на него перед смертью». Посоветовавшись с бабушкой и папой, я решила не дергать брата – он только вышел на новую работу и не хотелось срывать его с места.

Еще я подумала, что мама совсем расклеилась, психосоматика – великая вещь. И я жестко поговорила с ней о том, что она должна взять себя в руки, о том, что бабушка уже измучена и на пределе, что я не могу каждый день чуть что бежать сломя голову с работы, потому что маме что-то показалось. В конце концов я зарабатываю деньги, в том числе и ей на лечение. Вечером я пошла в спортклуб, потом встретилась с подругой. Перед сном увидела пропущенный звонок от мамы, но не перезвонила – было уже поздно. Утром она умерла.

Потом врачи говорили, что они смотрели не то и не там, что «никто не мог предугадать. » А для меня начался ад: мама умирала, ей было больно и плохо, а все ей советовали «взять себя в руки и прекратить хныкать». И даже сына перед смертью она не увидела, и на ее последний звонок я не ответила.

Совесть

После похорон жить стало невозможно. Я шла на работу, возвращалась, пила чай и ложилась в кровать. Делать ничего не могла: мне было стыдно есть вкусное, заниматься сексом, разговаривать с друзьями, смотреть кино, то есть делать все то, чем я занималась, вместо того чтобы быть рядом с мамой. Через месяц такой жизни мой мужчина отвел меня к врачу. Во время первого сеанса я просто каялась. Мне казалось, доктор сейчас выгонит меня. Скажет, что не понимает мою проблему, что моей маме было действительно плохо, а я ленивая эгоистка.

На следующем сеансе врач спросил, что я должна была делать тогда, чтобы не чувствовать вины сейчас. Я перечислила: остаться жить с родителями, настоять на приезде брата, всегда откликаться на мамины просьбы, уговорить врачей оставить ее в больнице и исследовать до победного, больше с ней разговаривать. Он начал задавать все новые и новые уточняющие вопросы, и из моих ответов складывалась абсурдная картина: если бы я проводила с мамой столько времени, сколько ей было необходимо, то не смогла работать и оплачивать лечение и ее хобби. То есть что бы я ни делала, все равно оказалась бы плохой дочерью. Это была первая брешь в моем чувстве вины.

Потом доктор сосредоточился на моей семье. Начал нападать на брата: «Он на семь лет старше? И при этом за все платили вы? Значит, у него семья и тяжелая финансовая ситуация, а вам не трудно? А как часто он разговаривал с мамой по “Скайпу”, например? Два раза в неделю. Думаете, ей этого хватало?» И так далее. Или про папу – как много тепла и поддержки получала от него мама? Почему взрослый мужчина переложил на меня ответственность за лечение жены? Меня это злило: я понимала, что он спрашивает не просто так, но не понимала зачем. Вступала в спор, защищала. Врач, кажется, просто не понимал, в каком аду мы все жили много лет, что все крутилось вокруг маминой болезни, что папа забился в депрессию, из которой уже не может выйти, что брат мучается из-за того, что, несмотря на отъезд, не смог заработать денег на лечение, что он хороший, просто слабый человек.

Прощение

Доктор внезапно прервал мой монолог: «Странно, что вы находите так много аргументов, чтобы оправдать своих близких, а для себя у вас нет ни одного доброго слова. » В общем, он дал мне задание побыть собственным адвокатом. Написать сто причин, почему я не виновата в смерти мамы. С первыми пятью было несложно: их многократно проговаривали мне мой мужчина и подруги: «Я слушала врачей, а они говорили, что опасности нет»; «Мама много раз готовилась умирать» и так далее. На десятой причине я задумалась, на пятидесятой – рыдала, но уже не от чувства вины, а от жалости. К маме, такой нежной, возвышенной, которой стоило бы выйти замуж за сильного состоятельного мужчину и быть до старости его оранжерейным цветком. И к папе, такому умному и такому не приспособленному к быту. И к нам с братом – вечно забытым и вечно ответственным за наших беспомощных родителей. И к бабушке, на глазах которой умирала ее дочь. И почему-то через эти слезы я прощала нас всех, и себя, и маму, потому что внезапно поняла, что всегда очень злилась на нее, но никогда не смела произнести это даже в мыслях.

Не скажу, что моя жизнь стала сразу беззаботна. Но я потихоньку начала есть и обниматься с любимым, ходить в бассейн. Не могу без слез думать о маме, но потихоньку выкарабкиваюсь. А когда становится невыносимо, перечитываю и дописываю список – сейчас там 67 пунктов. Врач сказал: как только будет сто, мне станет гораздо легче. И я в это верю».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: