Психологическая атака на человека: освещаем детально

Психологическая атака на человека: освещаем детально

Хоть бы не скандал! Они так утомляют, эти скандалы!” Героиня любимого советского фильма права на сто процентов. Скандалы, действительно утомляют. Причем, ты вроде бы и не хочешь скандалить, и твой характер вполне миролюбивый, но вокруг тебя люди периодически устраивают бурю. И ты невольно оказываешься втянутым в неприятный круговорот уничтожающего скандала.

Обычно реакция на психологическую атаку со стороны бывает двух видов: или ты принимаешь позицию виноватого ребенка, и скандалист тебя уничтожает, или ты начинаешь активно отбиваться, и оказываешься участником скандала, что выматывает нервы не меньше, а даже больше. Как же противостоять скандалам, чтобы они не разрушали драгоценные нервные клетки? Сложно, но можно. Попробуем нетрадиционные подходы.

Если Вас критикуют

Бывает критика конструктивная, которая помогает нам исправлять ошибки, а бывает, что просто “наезжают”, оскорбляют, и не дают возможности оправдаться. А нужно ли оправдываться? Чем больше будете пытаться защитить себя, опровергая критику, тем сильнее будет атака. Попробуйте удивить собеседника и… согласитесь! Психологи называют это принципом амортизации. Вот представьте себе ситуацию. Начальник кричит на Вас, что Вы бездельник, ничего не умеете, что ничего Вам поручить нельзя. Вы, конечно, знаете, что сбой в работе произошел не по Вашей вине.

Скорее всего, это знает и Ваш начальник, но выпустить пар решил именно на Вас. Согласитесь с ним. Так прямо и скажите: “Да, вы правы, я бездельник. Моя вина. Я буду исправляться. Как Вы мне посоветуете исправить мою ошибку?” Признание вины, особенно несуществующей, действует на обвинителя как холодный душ. И не надо теперь искать себе оправдание. Теперь начальник оправдает Вас сам. Ведь Вы искренне признаете свою (или не свою) вину. Обычно за такими признаниями следует: “Ну ладно. Надеюсь, исправитесь. И не такой уж Вы бездельник.”

Разубедите меня

А есть еще обычные ворчуны, которые порядком портят настроение. Или спорщики, которые затевают спор ради спора в надежде, что собеседник начнет контратаку, и расскажет, что мир прекрасен, и он не такой уж идиот. Ворчун только этого и ждет! Он так любит спорить! Важен сам процесс вытягивания энергии! А Вы не доставляйте ему такого удовольствия. Лучше подыграйте ему. Убедительно поддакивайте, что Вы действительно болван, каких мало, начните себя ругать в том же русле. Спорщику важен момент сопротивления, поэтому он сразу же начнет Вас переубеждать, что не такой уж Вы и плохой, и Вы наговариваете на себя. Результат будет в Вашу пользу! Причем, заметьте, с двух сторон: и похвалят, и скандал разрушен.

Скандалисты без повода

Есть такой тип людей, которые общаются в стиле “покричать”. Они сразу при разговоре пытаются нахамить, психуют и делают всех виноватыми. К сожалению, мне встречались такие, а Вам? Они на самом деле подсознательно провоцируют на негативную реакцию, получая таким образом подпитку Вашей энергией. Скандалист уйдет довольным, а Вы будете обессилены.

Самое главное – не поддаваться на провокацию, и не отвечать тем же. А хочется, правда? Так хочется “послать подальше” эту психованную тетю, которая на ровном месте создает сейчас несуществующую проблему. Не делайте этого. А сделайте лучше глубокий вдох, и на выдохе улыбнитесь, подумав о чем-то приятном. Например, что с понедельника Вы в отпуске. А теперь спокойно скажите, что Вы осознали глубину излагаемой проблемы и попытаетесь ее решить. И предложите, например, два варианта решения вопроса – обычных конструктивных решения этой простой ситуации. В ответ последует дополнительная порция ругательств. А Вы еще раз спокойно излагаете свои варианты и с улыбкой настаиваете, что других у Вас нет. И так до тех пор, пока оппонент не устанет “биться головой о стену”.

В результате, у Вас останется хорошее настроение, а скандалист не получит необходимого ему негатива со стороны. Проверено – работает! А в простых житейских ситуациях вообще “не заморачивайтесь”! Недавно была свидетелем такой картины. В маршрутку заходит молодая девушка, садится, и просит впереди сидящую тетю передать за проезд. На что тетя поворачивается к ней, и на всю маршрутку начинает громко ругаться, аргументируя свою агрессию тем, что девушка должна была сделать как-то по другому, позаботиться о себе сама, а не беспокоить ее, пожилую женщину. Девушка все это выслушала, и сказала: “Спасибо, что передали”, и улыбнулась. Люди в маршрутке тихо захихикали, а женщине ничего не оставалось, как протянуть свою руку и передать за проезд. На самом деле, спокойная реакция на провокацию любого скандала очень выбивает из равновесия скандалиста. Пользуйтесь этим! И будьте спокойны, уравновешены и счастливы!

– Рекомендуем посетить наш раздел с интересными материалами на аналогичные тематики “Психология отношений”

Держи удар: методы психологической защиты

Как научиться технике психологической защиты

Антонина Глущак пресс-секретарь и ведущий специалист Академии иррациональной психологии

Психологическая защищенность — это свойство зрелой личности, которое зависит от интеллекта, внимательности, склонности к анализу, критичности мышления и эмоциональной устойчивости. Предлагаем вам несколько проверенных на практике приемов психологической защиты.

Если вас укусит одна или даже несколько пчел, это может быть полезным для вашего здоровья. Но если на вас нападет рой ос или вы окажетесь жертвой укуса ядовитой змеи, тут уж вам несдобровать. Ваши конкуренты, недоброжелатели или враги способны нанести вам не меньший вред, всего лишь использовав в качестве психологического оружия ранящие вашу душу слова. И чем дольше вы будете переживать по этому поводу, тем больше шансов у вас оказаться в стане проигравших.

“Если человек показывает, что он раздражен и не способен контролировать свои эмоции, ему надо заняться чем-нибудь другим, а не работой с людьми”, — уверенно заявлял француз Мишель Фадуль, добившийся блистательных успехов в бизнесе на мировом уровне.

Психологическая защищенность — это свойство зрелой личности. Она состоит из целого комплекса таких характеристик, как уровень интеллекта, мировоззренческие установки, внимательность, склонность к анализу и рефлексии, критичность мышления, эмоциональная устойчивость.

Чаще задавайте себе и другим магические вопросы: что, где, когда, как, зачем и почему? Старайтесь представить всю панораму и динамику события, увидеть всю картину в целом и отметить противоречия, нестыковки и белые пятна, тщательно отнеситесь к деталям. Именно они являются необходимым материалом для оценки достоверности информации.

Предлагаем вам несколько разработанных нами и апробированных на наших тренингах приемов психологической защиты.

Прием “Вентилятор”. Проанализируйте, на что вы реагируете наиболее болезненно. Что вас раздражает? Что вас приводит в бешенство или повергает в уныние? Вспомните конкретные слова, интонации, жесты ваших оппонентов или обидчиков.

Читайте также:
Работодатель не хочет увольнять

Закройте глаза и снова вспомните все самые обидные, хлесткие, обжигающие слова, которые вызывают у вас чувства растерянности и никчемности или мощные вспышки агрессии.

А теперь представьте, что вы сидите напротив человека, который наносит вам эти психологические удары. Это он говорит вам жестокие, обидные слова. И вы чувствуете, как уже начинаете “заводиться”. Вызовите в себе ощущение удара. Какая часть вашего тела реагирует на него? Что происходит: появляется ли жар во всем теле, или же что-то сжимается внутри, а может, просто прерывается дыхание? Что происходит именно с вами?

Воспользуйтесь техникой вентиляции эмоций. Представьте, что между вами и обидчиком стоит мощный вентилятор, который тут же относит его слова в сторону, их острые стрелы не долетают до вас.

И еще. Сделайте правой рукой фигу и накройте его ладонью левой руки. Мысленно направьте его на того человека, который пытается вывести вас из душевного равновесия. Вспомните, как такая же фига помогала вам еще в детстве “отомстить” обидчику.

Откройте глаза, и вы наверняка почувствуете, что теперь способны выдержать такой психологический удар.

Прием “Аквариум”. Если при общении с негативно настроенными по отношению к вам людьми вы продолжаете болезненно реагировать на их выпады, воспользуйтесь этим приемом. Представьте, что между вами и вашим обидчиком — толстая стеклянная стена аквариума. Он что-то говорит вам нелицеприятное, но вы только видите его, а слов не слышите, они поглощаются водой и лишь пузырятся пеной на поверхности. Потому они и не действуют на вас. И вы, не теряя самообладания и спокойствия духа, не поддаетесь на провокацию, не реагируете на обидные слова. И благодаря этому переламываете ситуацию в свою пользу.

Прием “Диснейленд”. Болезненность психологического удара можно смягчить, а то и вовсе свести на нет, если обращаться со всеми людьми, как с малыми детьми. Вы же не обижаетесь на несмышленых детей?

Представьте себе, что вы оказались один против целой группы негативно настроенных к вам людей. Перевес сил на их стороне. И у вас всего один шанс переломить ситуацию: представить их группой детей на игровой площадке. Они злятся, капризничают, кричат, размахивают руками, бросают на пол игрушки, топчут их ногами. В общем, всячески стараются вывести вас из себя. Но вы, как взрослый, мудрый человек, относитесь к их выходками как к детским шалостям и продолжаете сохранять невозмутимое спокойствие до тех пор, пока они не выдохнутся. Вы не воспринимаете их слова как оскорбления, не реагируете на их выпады. Вам все это смешно наблюдать как взрослому человеку.

Прием “Лиса и виноград”. Если в вашем прошлом были случаи, когда кому-то удавалось досадить вам так, что переживание поражения осталось до сих пор, воспользуйтесь техникой рационализации, снятия негативных “якорей”. Вспомните басню “Лиса и виноград”: не дотянувшись до виноградной грозди, лиса сказала, что не очень-то и хотелось ей винограда — он кислый и зеленый.

Прием “Океан спокойствия”. Представьте себя главным героем притчи: “Океан принимает воды многих бурных рек, а сам при этом остается неподвижным. Тот, в кого так же впадают все мысли и эмоции, остается бесстрастным в покое”.

Прием “Театр абсурда”. Можно использовать такой прием психологической защиты, как доведение ситуации до абсурда. Это в принципе то же самое, что сделать из мухи слона. То есть вслух гиперболизировать до неузнаваемости то, на что кто-то лишь намекает, и таким образом неожиданно выбить из рук своих врагов или недоброжелателей психологическое оружие. Ваша цель — сделать так, чтобы любые выпады недоброжелателя уже не вызывали ничего, кроме смеха. Это и есть решение задачи, как защититься от психологического нападения.

Прием “Театр кукол”. Если вам трудно общаться с эмоционально значимыми для вас людьми, используйте именно этот прием. Представьте, что они всего лишь шаржированные персонажи телепередачи “Куклы”. И пусть они говорят глупости, общаясь между собой. А вы только наблюдаете это со стороны и выносите свои оценки. Мол, этот умник корчит из себя супермена, а другой разыгрывает из себя сильную личность, профессионала, а сам слабак, просто блефует. Разыгрывайте этот спектакль до тех пор, пока не рассмеетесь. Ваш смех — показатель того, что техника сработала.

7 нот манипуляции: как распознать эмоциональное насилие на работе и научиться ему противостоять

Существует множество способов управления людьми. В последнее время, правда, макиавеллиевские приемы вышли из моды, а люди начали заботиться об эмоциональном комфорте вокруг себя, в том числе в офисе. Несмотря на это, психологическая манипуляция — эффективная штука. Ее трудно заметить, и еще труднее привлечь манипулятора к ответу. Наша инструкция поможет сделать климат в компании настолько токсичным, что даже работа застопорится.

Увертюра: зачем эти манипуляции

Слово «манипуляция» произошло от латинского manipulus. В нем слышен корень manus — «рука». Изначальное значение — действие, основанное на ловкости рук, — относилось, например, к кукловодам, которые путем ловких трюков заставляли кукол танцевать. И уже потом у слова появилось другое, переносное значение — ухищрение, махинация. Люди обычно недовольны, если обнаруживают, что подверглись манипуляции. Считается, что их, будто бы невидимыми ниточками, привели не к тому результату, которого бы они сами желали.

То есть манипуляция — это технология власти, ее не применяют к добрым друзьям, ну, во всяком случае, если хотят, чтобы эти друзья оставались добрыми.
Читайте также

Такое воздействие в психологии относят к эмоциональному насилию, потому неудивительно, что, столкнувшись с ним, человек испытывает чувство досады, вины, обиды и в целом теряет уверенный настрой. Исследование, проведенное в бизнес-школе Манчестерского университета в 2017 году, доказало, что работа на агрессивного манипулятора — а такие ребята обычно проявляют психопатические и нарциссические черты — грозит проблемами со здоровьем. Сотрудники, которым не повезло с боссом, демонстрировали низкий уровень удовлетворенности работой и высокий риск развития депрессии. Между тем нельзя сказать, что отвратительный начальник — такая уж редкость: статистика SuperJob показывает, что с ситуациями, когда руководство портит настроение, хамит, оскорбляет и унижает, знакомы 55% из 3000 респондентов.

Если манипуляции — такая распространенная штука, у нее должна быть какая-то иная, ощутимая выгода, раз на эффективности работы это сказывается отрицательно. И эта выгода для токсичного начальника состоит в чувстве власти.

Если я могу водить людей за нос и доставлять им неприятности, я силен, я их контролирую. Хочу — эмоционально шантажирую, хочу — заставляю выполнять работу, которую они делать не собирались, хочу — расстраиваю чужие планы.

При этом вторая сторона — жертва — тоже своего рода соучастник происходящего. Ведь это игра на двоих. Если мы поддаемся сигналам агрессора и в ответ на них меняем свои мнения, цели, привычки, то раунд состоялся. Социолог Сергей Кара-Мурза, автор книги «Манипуляция сознанием», пишет: «Манипуляция — это не насилие, а соблазн». Хотя, если бы он видел вашего начальника и познакомился с его методами, возможно, он бы передумал.

Читайте также:
Отношения на работе

Как по нотам

Врач-психотерапевт Айна Громова рассказала о нотах манипуляции — уязвимых местах сотрудников, на которые так удобно давить плохому начальнику. У каждого человека есть пара-тройка таких ахиллесовых пяток. Ну, а боссам-агрессорам этот список позволит расширить их музыкальный репертуар.

До: страх

Как это выглядит

Запугивания. Фраза «Нет незаменимых людей». Намеки на то, что вы вот-вот провалитесь, а цена ошибки высока. Красноречивая демонстрация того, что вряд ли на какой-то другой работе вас смогут терпеть. Ну если только вас понизить в должности… Хотя нет… Всё равно не получится.

Частая критика и придирки добавят глубины переживаниям, особенно если сотрудник не особенно уверен в себе. Нота страха лучше всего работает на людях с повышенной тревожностью.

Ре: чувство долга

Как это выглядит

Срочная тревога, аврал, сообщение в мессенджер посреди отпуска и фразы вроде «Если не мы, то кто?». Тут начальник волен самоустраниться, а «мы»… то есть вы делаете работу, которая в данный момент больше похожа на подвиг Александра Матросова. Это особенно ответственное задание, с которым не сможет справиться никто на свете. И только вы, только сейчас (ничего, что уже три часа ночи) героически прикрываете амбразуру.

Рекомендуется применять на ответственных людях с перфекционистскими наклонностями и синдромом отличника. Они тогда тянут дикую нагрузку, а окружающие получают наглядный образ: как выглядит трудоголизм с человеческим лицом.

Ми: вина

Как это выглядит

Любая оплошность благодаря реакции начальства приобретает черты катастрофы, навсегда изменившей мир.

Сотруднику намекают на ситуации, в которых он не блеснул, на конфликты, рядом с которыми он стоял рядом или, не дай бог, участвовал. Если реальность теряет привычные очертания, это газлайтинг: манипулятор говорит о несуществующих вещах так убедительно, что начинает казаться, что это правда.

Иногда человеку кажется, что он слышит от босса оскорбительный, язвительный, слишком личный комментарий. Опять показалось! Комментарий-то нормальный, а вот сам сотрудник слишком раним, потерял чувство юмора и вообще как-то болезненно на всё реагирует. Тут многие тушуются, начинают сомневаться в своих реакциях.

Испытывается на людях с патологическим ощущением собственной виновности, на тех, которые вместо того, чтобы сказать: «Я не потерплю комментариев о моей собаке» — или, деловито закатав рукава: «Ок, мог ошибиться, где исправить?» — впадают в панику и рвут на себе волосы.

Фа: самолюбие

Как это выглядит

Есть подчиненные, готовые свернуть горы, стоит дать им понять, что вы ждете от них чего-то особенного, что они — да-да — избранники судьбы, у них особая роль и особое положение. С такими ребятами можно чередовать лесть и разочарованный вид. Например, человек собрался уйти из офиса в семь часов вечера, а начальник неодобрительно покачивает головой: «Ну-ну, вот именно от вас я такого не ожидал…» И всё — пристыженный работник снова включает компьютер, чтобы не посрамить земли русск… то есть своего славного реноме.

Удары по самолюбию особенно болезненны для людей, которые стремятся к высоким результатами, мечтают о достижениях и хотят быть лучшими. Проигрыш они воспринимают не как игру случая, а как личное оскорбление, что дает возможность топтаться на обостренном чувстве самости… «Помните, голубчик, в прошлом году завалили тендер…»

Соль: любопытство

Как это выглядит

Манипулятор может посвящать в тайны мадридского двора, создав доверительную атмосферу, интриговать, обещать пролить свет на самые темные закоулки бизнеса. А потом внезапно делать загадочный вид, оставлять фразу недоговоренной, уклоняться от прямого ответа…

Выдав всё же сотруднику какую-то особую информацию, можно отмечать его избранность или винить за утечки.

На любопытстве можно играть, если есть цель — создать токсичную атмосферу в компании. Сплетни о сотрудниках — отличный способ превратить рабочий коллектив в филиал серпентария.

Работает на людях с исследовательской жилкой, которые попадают впросак: сначала босс покупает их лояльность информацией, а потом прикидывается глупцом и вносит элементы путаницы: «На самом деле всё было не так… Ваша командировка планировалась не в январе и не в Калугу…»

Ля: жалость

Как это выглядит

Волк изображает овечку. Игра в жертву задумана таким образом, чтобы пробудить в работнике сочувствие и ощущение вины: «Если вы мне не поможете, я даже не знаю, что делать…», «Никому нет дела до моих проблем». Тактика «бедный я» может быть очень мощной, вплоть до угрозы наложить на себя руки. Но в итоге все страдальцы разъезжаются по домам, а жалостливый сотрудник коротает ночь над отчетом.

Прием действует с эмпатичными людьми, склонными к альтруизму.

Си: сексуальные провокации

Как это выглядит

Уместное или неуместное соблазнение. Манипулятор может использовать очарование, лесть или открыто демонстрировать сексуальный интерес, а вместе с ним и расстегнутую рубашку.

Типичная тактика людей, занимающихся домогательствами, — делать вид, будто их неадекватное поведение совершенно нормально, а хватать секретарей за коленки — обычная повседневная забота.

При этом ответ «нет», который бормочет жертва, не принимается за ответ, а агрессор проявляет редкое упорство. Еще один распространенный прием: дать понять, что сотрудник обязан своему шефу, ведь он так помог его карьере, а как он может повлиять на нее в дальнейшем — о-го-го!

Применяется на людях, которые считают, что должны быть милыми и покладистыми, особенно перед лицом вышестоящих.

Кода: что может сделать жертва манипуляций

Адвокат, старший партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Роман Щербинин говорит, что на закон в этом случае рассчитывать трудно. Скажем, если речь идет о сексуальных домогательствах, то скорее имеет смысл взывать к общественному порицанию, а не к юристам. Подобные споры пока не перевели в статус трудовых деликтов, и с точки зрения закона это не нарушение.

А если, например, начальство вынуждает вас работать во внеурочное время, то, по словам Романа, «это ваша добрая воля». Отказ выполнить какую-то работу в воскресенье не может быть основанием для увольнения. Если начальник сатанеет, юрист рекомендует написать жалобу в Государственную инспекцию труда, и эта институция будет разбираться с нарушениями. «Но могу сказать, что в России в отличие от иностранных юрисдикций это не распространено», — печально заключает Роман.

Читайте также:
Как помирится с девушкой после большой ссоры?

А психотерапевт Айна Громова предлагает насторожиться, если одни элементы корпоративной культуры вдруг начинают распространяться на вас, минуя остальных членов компании:

«Приходя на работу, вы сразу замечаете, как тут работают. Если весь офис задерживается после окончания рабочего дня, это их негласный порядок. Вы можете отказаться от работы в таких условиях или же принять их. Но если вдруг только вам поступают ночные звонки, в то время как все остальные не жертвуют сном, это значит, что от вашей фигуры здесь ждут чего-то особенного.

В качестве ответа на манипуляции есть два варианта реакции. Первый: не замечать и действовать в соответствиями с ожиданиями агрессора. Так вы сообщаете, что в отношении вас это нормальная практика. Второй вариант: установить границы, дать понять, что подобное отношение недопустимо.

Понимание своих границ начинается с умения ответить себе на вопросы: кто я такой, зачем и почему я что-то делаю.

Подобный взгляд позволяет самостоятельно оценить себя на работе, увидеть успехи и промахи. Если у вас есть четкий взгляд на себя как на специалиста и своя позиция, то манипулировать вами будет крайне сложно. Психологически зрелый человек, проанализировав ситуацию, может распознать различные элементы воздействия, увидеть, где на вас пытаются сорвать гнев, где лезут в ваше личное пространство, где дают непрошенные советы. Если вы всё время оказываетесь в зоне чужих манипуляций, возможно, нужна кропотливая работа над своими границами.

Вы не обязаны выслушивать комментарии о вашей внешности, личной жизни или испытывать тотальную вину за мелкую оплошность.

Проанализируйте притязания начальства: у босса есть право оценивать результаты работы, премировать вас или снять финансовую компенсацию.

Но если человек позволяет себе личные выпады, то он проявляет себя как токсичный руководитель. В любом случае поведение начальства — не финал истории. Именно от вас зависит, как на это отреагировать. Пока вы в зоне манипуляции, значит, мяч на вашей стороне поля и вы должны дать правильный ответ».

Таким ответом станет выражение вашего несогласия играть по правилам манипулятора. И главным здесь будет умение говорить нет. Не извиняясь, не страдая, не впадая в чувство вины, не находя сто тысяч оправданий. «Нет, мне это не подходит», «Нет, я не готов», «Нет, я не терплю такого тона по отношению к себе». Этот полезный навык позволит не вестись ни на лесть, ни на агрессию, ни на иные приемы нападающего.

Психологическое насилие и его признаки

  1. Виды психологического насилия
  2. Методы психологического насилия
  3. Признаки психологического насилия
  4. Последствия психологического насилия
  5. Психологическое насилие — помощь
  6. Защита от психологического насилия

Насилие бывает физическое и психологическое (эмоциональное). У большинства людей слово «насилие» ассоциируется с применением физической силы. Мозг тут же выдаёт картины драк, истязаний, применения оружия и луж человеческой крови. Это всё зрительные образы, которые наиболее легко отпечатываются в памяти. Но есть насилие, которое нельзя «увидеть», и оно часто более коварное и опасное, чем физическое. Речь идёт о психологическом насилии.

Что это означает?

Каковы признаки психологического насилия?

Как можно помочь в таком случае?

И главное – как защитить себя, детей и свою семью от невидимой, но вполне реальной тирании? Обо всём по порядку.

Виды психологического насилия

Психологическое, а также называемое ещё моральным и эмоциональным, насилие – это форма нефизического давления на психику человека, которое приводит к тревоге, депрессии или даже посттравматическому стрессовому расстройству (ПТСР).

Важно понимать, что в большинстве случаев это не разовое притеснение, а постоянный фактор, который формирует определённый климат в отношениях или семье, где один доминирует, а другой – подчиняется. Обычно психологическое и моральное насилие проявляется в виде:

обидных замечаний и шуток, которые направлены на унижение достоинства или высмеивают физические особенности;

контроля действий (тиран требует отчёт о каждом проделанном шаге, устраивает допросы и ограничивает круг общения для жертвы);

навязывания определённых установок мышления и мнений;

эмоционального манипулирования (провоцирование определённых эмоций);

внушения чувства вины или долга;

Средства психологического террора могут быть разными – от ядовитых шуточек до вполне убедительной демонстрации огорчения (настолько убедительной, что вы невольно чувствуете вину за то, что расстроили его). Тиран может притворяться великодушным и щедрым, что нередко вводит в заблуждение. Но, по сути, это что-то вроде «я тебе дам желаемое, но потом будешь должен».

Результатом систематического давления почти всегда является принятие установок партнёра, ощущение никчёмности, несамостоятельности и т.д. Психологическое и моральное насилие может проявляться в семье, в отношениях с детьми, родственниками, друзьями и коллегами на работе. Существует психологическое насилие женщины и психологическое насилие мужчины.

Методы психологического насилия

Существует огромное количество методов, по которым действует абьюзер. Их главная черта – проявления эмоционально оскорбительного поведения, а суть сводится к одной цели: войти в доверие жертвы, после чего критиковать и унижать её различными способами. Так в семье, родители ругают детей за единственную четвёрку, друг — обижается на редкие встречи, начальник — каждый раз тычет носом в мельчайшие ошибки в работе, что, несомненно, можно трактовать как психологическое и моральное насилие на работе.

Другим распространённым способом психологического давления и хронической вербальной агрессии является поведение, при котором обидчик хочет, чтобы его партнёр, будь то мужчина или женщина, действовал и думал именно так, как он сам. При этом он стремится полностью контролировать жертву: указывает, какую одежду носить, что делать, с кем дружить, какую работу предпочесть.

Этот тип тирана использует критику, чтобы корректировать поведение партнёра с учётом своих интересов. Да, между людьми иногда возникают конфликты, обиды или моменты критики, и это нормально для социума, но часто под ними замаскировано психологическое издевательство и насилие. И очень важно его вовремя распознать, чтобы успеть оказать психологическую помощь жертвам насилия.

Признаки психологического насилия

Так называемые признаки или «первые ласточки», по которым можно распознать эмоциональное издевательство или насилие, имеют характерные признаки. Они присутствуют в комбинациях или отдельно, но наличие любого из этих признаков свидетельствует о том, что к вам применяют психологическое давление и насилие:

Партнёр высмеивает вас или критикует перед другими людьми. Если вы пытаетесь похудеть, он может назвать вас жирной. Если не получилось пройти собеседование на работе, скажет, что это из-за вашей тупости. Любой повод, по которому можно сыграть на вашей неуверенности, будет рано или поздно использован. В результате партнёр добьётся значительного снижения вашей самооценки и навяжет мысль, что вы никому, кроме него не нужны и вам уже не помочь.

Читайте также:
Как понять мужчину деву? (видео)

Ваши идеи, предложения или мнения никогда не принимаются в расчёт. Чистое игнорирование. Со временем вы сами начнёте сомневаться в рациональности своих идей.

Вас пытаются полностью контролировать, стыдят или отчитывают за какие-либо поступки, относятся как к ребёнку, несмотря на зрелый возраст.

Унижение, оскорбления, обвинения, угрозы – всё это используется с целью вывести вас из равновесия.

Партнёр-агрессор не извиняется в ситуациях, когда неправ.

Нарушает ваши личные границы.

Отрицает своё обидное поведение, даже если сам его осознаёт.

Кричит на вас, а потом говорит, что вы сами его спровоцировали.

Отказывается обсуждать проблемы в ваших отношениях или в семье.

Использует вашу привязанность к нему в качестве инструмента для манипуляций.

Может запретить общаться с кем-либо из друзей или членов семьи.

Последствия психологического насилия

Эмоциональное насилие практически незаметно со стороны, оно приводит к психологической «блокировке» и препятствуют дальнейшему установлению здоровых межличностных связей. Например, семья или супружеская пара, в отношениях которой присутствует данная составляющая, может казаться идеальной ячейкой общества. Милейшие люди, любящие друг друга – примерно такое впечатление производят они на друзей, родственников и соседей. Если же супруга вдруг начинает жаловаться на психологические притеснения со стороны мужа, тут же натыкается на стену непонимания, а иногда даже осуждения со стороны своего окружения.

Ситуацию усугубляет и сам тиран, используя инструменты газлайтинга и убеждая жертву, что всё прекрасно, «просто тебе вечно что-то не нравится». В итоге она чувствует себя виноватой или соглашается с тем, что именно в ней проблема. Как результат – усиление комплексов, страхов, развитие невроза или других форм психических расстройств, при которых бывает уже сложно чем-то помочь.

Могут появиться суицидальные проявления или желание «заглушить» внутреннюю боль с помощью алкоголя, наркотиков или сильнодействующих медицинских препаратов. В итоге проблемы нарастают как снежный ком и после такого, без вмешательства специалиста в виде опытного психолога, уже трудно вернуться к нормальному состоянию.

Ещё одна опасность подобного обращения в том, что, если жертва не даёт отпор, психологическое давление может перерасти в физическое насилие. И если это произошло хотя бы раз, агрессора уже не остановить. Тут обязательно надо обращаться за квалифицированной помощью.

Психологическое насилие — помощь

Если вы поняли, что являетесь объектом психологического давления и насилия со стороны партнёра, семьи, детей, коллег, родителей или кого-либо из близких — необходимо действовать. При этом обязательно нужно обозначить свои личностные границы и дать отпор с учётом того, какой вариант эмоциональной агрессии был применён.

Защита от психологического насилия

Вот несколько советов психологов, которые помогут защититься:

Скажите «нет» любителю командовать. Обдумайте, что будет, если вы не выполните приказ агрессора. Если к возможным последствиям вы готовы, спокойно, но твёрдо скажите: «Я не буду подчиняться твоим командам». Если после этого атака «командира» продолжается, просто игнорируйте последующие указания.

Овладейте методом психологического «айкидо» и используйте при вербальной агрессии. Суть данного метода состоит в сглаживании конфликта с помощью согласия с любыми утверждениями тирана, даже абсурдными. Поймите, что цель криков и оскорблений – вывести вас из равновесия, заставить нервничать, смутиться, расстроиться и т.д. Но если в ответ среагировать совершенно неожиданно, например, пошутить, агрессор войдёт в замешательство или значительно ослабит свою позицию.

Не поддавайтесь на манипуляции игнорирования. Не нужно стараться разговорить или задобрить человека, который «включил игнор». Без лишних эмоций дайте понять ему, что таким поведением он ничего не добьётся.

Не позволяйте нарушать личностные границы, не поддавайтесь на манипуляции с играми в чувство долга или вины, которые вам пытаются навязать. Помните, что вы сами определяете, за что несёте ответственность, а за что – нет. Прямо сообщите агрессору об этом.

Будьте начеку при угрозах, запугиваниях и шантаже. Если вы уверены, что это пустая болтовня, можете ответить, чтобы агрессор незамедлительно воплотил свою угрозу. Но если существует реальная угроза вашей жизни, здоровью или благополучию, будьте осторожны, обойдитесь без острых реакций. Постарайтесь записать угрозы на диктофон или видеокамеру, чтобы при необходимости обратиться в правоохранительные органы.

Постарайтесь честно ответить на вопрос самому себе: готовы ли вы терпеть регулярные оскорбления, унижения и прочие издевательства от агрессора только потому, что он является вашим мужем, начальником или родителем? Возможно, лучше вообще не общаться с этим человеком?

Если вы чувствуете, что самостоятельно не можете себе помочь справиться с нападками агрессора – воспользуйтесь помощью онлайн-психолога на Helppoint. Прежде всего, специалист объективно определит: являются ли определённые действия психологическим или другим насилием. Если да, то поможет противостоять агрессору с учётом конкретной жизненной ситуации. Максимально простая регистрация, гарантированная конфиденциальность, компетентные психологи, удобные форматы онлайн-общения – всё это к вашим услугам на Helppoint.

Панические атаки: клинико-психологическая картина и динамика состояния. Этиология.

В данной статье функциональное состояние, определяемое как «паническая атака» (далее ПА по тексту) будет рассматриваться с точки зрения психологического феномена, как особый вид тревожного состояния (симптомокомлекс на основе переживания тревоги высокой степени интенсивности).

Паническая атака (вегетативный криз) представляет собой внезапный для человека, необъяснимый по причинам своего возникновения и мучительный по характеру протекания приступ интенсивной тревоги в купе со страхом. На базе чего, в дальнейшем, образуются элементы вторичной симптоматики, которые имеют соматический характер протекания, что выражается в вегетативных расстройствах различного характера, но всегда психосоматического генеза. [1]

В отечественной традиции принято использовать термины «вегетативный криз», «симпатоадреналовый криз», «кардионевроз », «ВСД (вегетососудистая дистония) с кризовым течением», «НЦД — нейроциркуляторная дистония» — все они направлены на подчёркивание ядра расстройства, которое по медицинской традиции находится в расстройстве вегетативно нервной системы и определяется по ведущему в комплексе симптому.

Однако, в мировой практике признанными являются термины «паническая атака» и «паническое расстройство». В МКБ десятого пересмотра ПА введены в составе агорафобии, в выделены в отдельную группу, определяемую как «паническое расстройство».

ПА, также, могут быть симптомами в составе следующих заболеваний: феохромоцитомы, соматоформных дисфункций, фобий, депрессивных расстройств, заболеваний сердца, митохондриальных заболеваний.

Типичная симптоматика панических атак

ПА включает в свою структуру сильное ощущение страха, тревоги, как правило, не имеющей предметного содержания в объективной действительности.

Паническая атака признаётся в том случае, если внутреннее напряжение согласуется с 4 или более симптомами, представленными в списке: неритмичное сердцебиение, учащенное сердцебиение, повышенная потливость, ощущение озноба, внутренней дрожи, нехватки воздуха, появление одышки, усиление тремора, появление чувства удушья, затруднённого дыхания, дискомфортные ощущения в области сердца, тошнота, головокружение, дискомфорт в области живота, рассогласование двигательной координации, легкость в голове, предобморочное состояние, ощущения онемения в конечностях, бессонница, расстройство стула, нарушение зрения и слуха, ощущение комка в горле, судороги ног и рук. [2]

Читайте также:
К чему снится любовь: читаем по порядку

В сфере психики характерны следующие симптомы: дереализация, деперсонализация, страх необдуманного и неконтролируемого поступка, страх сойти с ума, страх смерти, спутанность мыслей. [3]

Интенсивность страха может варьироваться в самых широких пределах и зависит от конкретной, наличной ситуации: от неконтролируемой паники до ощущения внутренней тревожной напряженности, ожидания плохого или опасного. [4]

Характерным отличительным признаком соматических и психических ПА — это снижение чувства страха при повторяющихся приступах, в случае соматической природы заболевания.

Панические атаки подразделяются на три группы:

  1. Спонтанные — не имеют видимой причины возникновения и не привязаны к конкретным объектам.
  2. Ситуационный — имеют своей точкой отсчёта психотравмирующую ситуацию и в дальнейшем наступают при ожидании повторения данной ситуации или при появлении отдельных, запомнившихся черт данной ситуации.
  3. — возникают в следствие химических или биологических стимулов, которыми выступают алкоголь и прочие психоактивные вещества; смена внутреннего гормонального фона

Также, ПА подразделяют на типичные и атипичные — в зависимости от клинической картины, однако сложность подобного разграничения заключается в крайне высокой вариативности как частной симптоматики, так и её сменой при каждом отдельном приступе.

Типичные варианты ПА связывают с симптоматикой, которая и является причиной обращения за медицинской помощью и выражается в тахикардии, дискомфорте в груди и прочих жалобах на сердечную деятельность, а уже после проведения медицинской диагностики, при отсутствии соматических заболеваний у обратившегося, ему рекомендуют обратиться к психологу, так как предполагаемая причина ощущений имеет психосоматический характер.

Атипичным ПА свойственны судороги в мышцах, раскоординация двигательной активности, сенсорные нарушения — прежде всего слуха и зрения — афазия, потеря сознания, рвота.

Такие ПА возникают быстро, прогрессируют моментально, достигая пика ощущений, и при этом происходят внезапно. Это, также, является отличием от соматических заболеваний.

Происходят ПА чаще всего в период бодрствования. Если же ПА возникает во время сна, то отличается как длительным временем протекания, так и крайне тяжелым процессом протекания.

Длительность и частота ПА является весьма изменчивой. В среднем, время приступа длится не дольше получаса, однако может продолжаться как несколько минут, так и несколько часов. Частота ПА также отличается высокой вариабельностью: от нескольких в день до одного в месяц.

Как правило, подобная симптоматика, прежде всего, обращает человека к соматической стороне проявлений, и когда врач не диагностирует у него никаких соматических отклонений, способных вызвать данную симптоматику, то у человека возникает чувство обречённости, так как ему сложно связать данные ощущения с психической проблематикой. Если же и врач не советует обратившемуся за помощью человеку проконсультироваться у психолога, то у такого человека весьма часто развивается ипохондрическое отношение к собственному здоровью.

Все ПА, которые имеют повторяющийся характер, а не представляют собой единичный случай, показывают сложную психологическую симптоматику последующих приступов, так как возникает ощущение «тревожного ожидания», которое присоединяется к общему симптомокомплексу.

Ситуативные ПА в данном плане имеют наиболее выраженную симптоматику, так как у клиента формируется так называемое ограниченное поведение, которое будет выражаться в устойчивом избегании всех потенциально возможных ситуаций, имеющих элементы возникновения предыдущих приступов: больших скоплений народа, замкнутых, ограниченных помещений

В некоторых случаях, клиенты не способны покинуть свой дом или пребывать в одиночестве, нарушатся даже навыки самообслуживания, что становится обузой для родных и близких.

Длительное сохранение симптоматики вызывает и другие вторичные, по своей природе, психические расстройства: реактивную депрессию например.

Данные статистики говорят о том, что ПА встречаются у 3%-6% людей, приходящих за первичной медицинской помощь. Наиболее частый возраст возникновения ПА — это 15–64 лет. Большее преобладание встречается в центре данной группе: 25–44 года. (Александровский Ю. А., Березин Ф. Б., Вейн А. М., Von Korff M. R., Eaton W. W., Keyl P. M.)[5, 6, 7, 8, 9, 10, 11]

Это значит, что ПА подвержены в основном люди, находящиеся в наиболее социально и физиологически активном возрасте.
Около 10% вызовов неотложной помощи приходится на ПА.

По данным Комитета по психическому здоровью США, каждый десятый житель этой страны страдает или страдал тревожным расстройством в виде генерализованного тревожного синдрома, агарофобии, панических атак.

Исходя из описанной выше картины образования и протекания ПА можно сказать, что ПА не является диагнозом заболевания, но указанием на наличие психических или соматических расстройств, которые в своём симптомокомплексе имеют выраженный тревожный компонент.

Следует отметить, что фармакологические средства не дают стойкого и долговременного эффекта, а зачастую вообще не дают никакого эффекта. По данным Ballenger J. C., Lydiard R. B., Brock C. D., Brener W. и др. симптоматика у 50% людей, страдающих ПА, возвращается примерно через полгода, при лечении селективными ингибиторами обратного захвата серотонина. Причины же неэффективности традиционных методов фармокологического лечения исследованы не были. Это связано с тем, что симптоматика ПА является крайне нестабильной и текучей. Клинические проявления ПА, также, являются полиморфными, что затрудняет их оценку.

Исходя из истории развития и формирования научного мнения по данному вопросу, можно утверждать, что первичной гипотезой об образовании ПА был психодинамический подход, в рамках которого, З. Фрейд «синдром страха» выделил в отдельную группу неврозов. [12]

Однако впоследствии O. Bumke трактовал данный синдром как обычную реакцию страха, появляющуюся в ответ на внешние и внутренние раздражители. [13]
Следующим витком развития данной проблемы был перенос «вины » за возникновение ПА на внешние факторы, названные «стрессом », что отражено в работах , .[5, 14]

Более глубинные причины формирования данного рода расстройств, тем временем, были весьма туманными. Если З. Фрейд предлагал связывать неврозы тревожных состояний с тяжелыми переживаниями детства сексуального характера (детское насилие ), которые и формируют определённую предпосылку в личностной структуре человека для формирования данной группы неврозов уже во взрослом возрасте. [12]

В ходе развития психоаналитической теории, тревожность стала пониматься как базовая составляющая человеческой личности. И как аффективный комплекс закладывается уже на втором году жизни согласно . [15]

По формирование подобного расстройства происходит только в том случае, если названный возрастной этап проживается в негативных условиях, то есть ребёнок оказывается лишенным любви и заботы родителей.[16]

S. Forgensen добавлял к сказанному то, что тревожность матери вполне способна передаваться ребёнку с первых моментов рождения, через разговор, прикосновения Также, автор отмечает большую важность родовой травмы в последующем формировании ПА. [15]

Читайте также:
Что написать парню если он не пишет?

По Х. Айзенку существует конституциональное предрасположение к высокому уровню тревожности и специфическому характеру реагирования на неё. Автор назвал данную конституционально заданную черту (чем это являлось по его мнению) термином «нейротизм ». Для людей, имеющих высокие значения данного параметра, характерна реакция ярко выраженной тревоги в любых, даже объективно безопасных обстоятельствах. [17, 18]

По Р. Лазарусу реакция всё же запускается не сама по себе, а на основе когнитивной оценки. В том случае, если ситуация соответствует в сознании человека некоторым представлениям о потенциальной опасности, то реакция запускается.[19, 20, 21]

Исходя из данных , , которые указывают на предвосхищающую функцию эмоций, можно предположить, что запуск ПА осуществляется в виду раннего и крайне размытого (в плане выбора собственного объекта) чувства тревоги. [22, 23]

Возникновение подобного эффекта можно описать, опираясь на теоретические и практические изыскания , который указывал на возникновение крайне сильных и устойчивых следов в памяти человека, после переживания им критически опасной ситуации. Данные следы, в дальнейшем, имели тенденцию проявлять себя при возникновении любых ситуаций сходных с образцом.[23, 24]

называл подобные явления «отрицательным эмоциональным предвосхищением». [25]

Обобщая сказанное выше, на основе работа , , Х. Айзенка, можно выделить биологическое направление в формировании ПА. [17 , 18, 23, 24, 25]

Так, в 1982 году Д. Шеан и К. Шеан говорили о биологической природе ПА, уточняя, что речь идёт о разбалансировке нервной системы на основе сбоя в системе гуморальной регуляции. Основная причина по мнению авторов лежала в ненадлежащем функционировании норадренергической системы. Соответственно явления рассматривались как вторичные по отношению к формированию ПА, так как субстрат данного расстройства лежал в сфере физиологии, о чём свидетельствуют исследования .[15, 26]

Оппозитной теорией является теория о социальной природе формирования тревоги и, уже как следствие, ПА. Так, одно из предположений о способе зарождения состояний подобного рода заключается в недостаточном количестве близких социальных связей, сформированных индивидом. К данной категории можно отнести все психоаналитические теории тревожности, описанные выше. Дополняя сказанное, необходимо отметить, что в разных интерпретациях, но, так или иначе, основная роль в формировании расстройств по типу ПА психоаналитиками отводилась отношениям ребёнка и матери на ранних годах жизни младенца. Такого мнения придерживались Г. Салливан, Р. Сирс, и др. [27]

Ряд психологов ищет истоки ПА в более поздних возрастах и связывает возникновение ПА с неблагоприятным проживанием ребёнком первых годов школьного обучения. При этом, ряд авторов постулирует решающую роль данного этапа в проявлении ПА в более поздних возрастах (С . Сарасон).[28]

Ряд исследователей говорят о формировании тревожного компонента в более позднем возрасте: подростковом и связывают его с установлением первых межличностных отношений ( , В.Р Кисловская, ).[29, 30, 31]

В современности рассматриваются все теории как возможные, так как получены убедительные доказательства того, что формирование тревожного компонента может протекать всеми описанными способами. Стоит, также, упомянуть о весьма влиятельной теории в современном учёном сообществе, разработанной Дж. Боулби. В ней крайне большое значение отводится внутрисемейным отношениям, однако речь идёт не только об отношениях матери и ребёнка, и не только о первых моментах человеческой жизни, но о, и соответственно, детского воспитания. [32]

Патогенным по Боулби [32] считается воспитание, если присутствует хотя бы один из перечисленных вариантов:

  1. Отсутствие любви и внимания к ребёнку со стороны хотя бы одного родителя.
  2. Ребёнок является средством для разрешения конфликтов между супругами.
  3. Ребёнку предъявляются следующие угрозы, использующиеся в рамках дисциплинарных мер: уход из семьи (самого родителя или ребёнка), постановка условий, которые если ребёнок не выполнит, то лишается родительской любви.
  4. Вербальное сообщение ребёнку о наличие вины, лежащей на нём за разрыв отношений между супругами, болезнь или смерть ( «вот если бы ты хорошо себя вёл, мама была бы жива»)
  5. отсутствие в окружении ребёнка фигуры, способной взять на себя родительские функции в полном их объёме, при условии, что реальные родители соответствуют типам поведения, описанным выше.

Ж. Котро и Е. Моллар [33] говорят о существовании трёх факторов, ведущих к образованию сильного тревожного компонента:

  • Смерть значимого человека;
  • Ранняя сепарация от родителей, или переживание вынужденного разлучения с родителями на долгий период;
  • Отсутствие устойчивой привязанности в раннем детстве.
  • Несколько иные факторы, приводящие к формированию тревожного компонента, входящего в состав ПА, называют и [34, 35]:
  • Амбивалентное выражение чувств к ребёнку и противоречивость предъявляемых требований;
  • Неадекватные требования, которые ребёнок не может физически выполнить;
  • Требования, ставящие ребёнка в зависимое и униженное положение.

По наблюдениям [15] для дошкольников наиболее травмирующими являются ситуации, которые приводят к потере чувства защищенности. Однако в школьном возрасте наиболее опасными являются ситуации, понижающие ценность собственного «Я » школьника.
Ситуации, приводящие к возникновению чувства незащищенности:

  • жестокая семья;
  • проявление в семье враждебности по отношению к ребёнку;
  • эмоциональное отвержение ребёнка со стороны семьи;
  • семья, не дающая заботы, ухода и надзора;
  • распадающаяся семья или уже распавшаяся;
  • предъявление чрезвычайных требований к ребёнку;
  • неожиданное появление нового члена семьи;
  • окружение другой культурой, находящейся за рамками семьи;
  • помещение в другую семью;
  • направление в детское учреждение с постоянным проживанием;
  • госпитализация.

Для детей школьного возраста, травмирующие ситуации возникают также:

  • при отсутствии возможностей соответствовать семейным ожиданиям;
  • ответственность за других членов семьи;
  • непринятие семьи коллективом педагогов или сверстников;
  • слишком высокая учебная нагрузка;
  • враждебное отношение родителей или педагогов;
  • отрыв от семьи, смена школы или класса, перемена места жительства;
  • тяжелые соматические заболевания;
  • заболевания с предполагаемым фатальным исходом.

Как видно из представленного перечня, данную теорию можно отнести к феноменологическим, когда описывается ряд причин, которые приводят к формированию психотравмирующего компонента, однако автор не стремиться заявить о главенстве одного рода факторов над другими. Также, данную теорию можно назвать серединной, то есть учитывающей взаимодействие как физических, так и социальных факторов, формирующих тревожный компонент.

Таким образом, этиология панических атак является неопределённой и совмещает в себе как элементы биологических, так и психических причин формирования. Наиболее перспективная, на наш взгляд, точка зрения на данную проблематику и на место психологического компонента в общем комплексе, Паническая атак — это попытка организма, на основе негативного прошлого опыта, предупредить организм о возможной опасности. Соответственно, тревожная реакция — является следствием попытки мобилизации организма, призванного ответить на внешнюю угрозу для целостности собственного «образа Я».

Что такое паническая атака и как ее преодолеть

Современное общество, живя в условиях повышенной активности и высоких требований, ежедневно подвергается многочисленным стрессам. Каждый день приходится принимать решения, быть в центре событий и быстро реагировать на изменяющиеся условия. Иногда человек становится участником или свидетелем чрезвычайной ситуации, сталкивается с тяжелыми эмоциональными переживаниями, горем, утратой, разводом и пр. Все это, несомненно, провоцирует внутреннее напряжение, страх и тревогу в ответ на стрессовую ситуацию. Немалую роль в росте эмоционального напряжения играет информация, которую человек ежедневно воспринимает с экранов телевизоров, из газет и журналов, радиопередач. Большое количество эмоционально заряженных новостей о тех или иных событиях, связанных с трагедиями и лишениями, порой могут усугубить и без того непростое эмоциональное состояние человека. Зачастую, следствием таких стрессовых нагрузок является возникновение панических атак, которые блокируют человека, мешают ему полноценно жить и функционировать.

Читайте также:
Как понять что мужчина влюбился?

Обращения, связанные с жалобами на панические атаки и с просьбой помочь справиться с ними регулярно поступают на наш телефон и на сайт экстренной психологической помощи МЧС России.

Что же такое паническая атака? Каковы ее проявления? Как меняется жизнь человека находящегося во власти ПА? Какую роль играет семья и близкие в поддержании проблемы? Как себе помочь, если ПА началась? Какие методы психологической работы эффективны в решении данной проблемы? На все эти вопросы вы сможете получить ответы в данной статье.

Что же такое паническая атака? Каковы ее проявления?

Паническая атака (далее – ПА) представляет собой необъяснимый, мучительный для человека, приступ тяжёлой тревоги, сопровождаемый страхом, в сочетании с различными вегетативными (соматическими) симптомами.

  • Сердцебиение, учащённый пульс
  • Потливость
  • Озноб, тремор, ощущение внутренней дрожи
  • Ощущение нехватки воздуха, одышка
  • Удушье или затруднённое дыхание
  • Боль или дискомфорт в левой половине грудной клетки
  • Тошнота или абдоминальный дискомфорт
  • Ощущение головокружения, неустойчивость, лёгкость в голове или предобморочное состояние
  • Страх сойти с ума или совершить неконтролируемый поступок
  • Страх смерти
  • Ощущение онемения или покалывания в конечностях
  • Спутанность мыслей (снижение произвольности мышления)

Существуют и другие симптомы, не вошедшие в список: боли в животе, расстройство стула, учащённое мочеиспускание, ощущение кома в горле, нарушение походки, нарушение зрения или слуха, судороги в руках или ногах, расстройство двигательных функций.

Практически любой человек хотя бы раз в жизни испытывал ощущение необъяснимого страха и тревоги, сопровождаемых усиленным сердцебиением и дрожью в коленях. Именно таким образом наш организм привык реагировать на существующую опасность или угрозу. Причем у разных людей степень реагирования может существенно различаться. У кого-то возникает легкая тревога, а кто-то ощущает сильный страх, панику, ужас. Эти состояния при регулярном повторении представляют собой серьезную проблему, которую специалисты называют паническими атаками. Причиной возникновения такого состояния могут стать не только стрессы, но и различные психологические конфликты, которые человек не может разрешить по разным причинам. Не лишним здесь будет разговор и о «вторичной выгоде» от ПА.

Девушка 27 лет, жалобы на частое и внезапное возникновение приступов ПА. Возникновение приступов в последнее время участилось. Клиентка связывает это со смертью мужа. Впервые ПА начались, когда клиентка вышла замуж. Ее муж частенько любил проводить время с друзьями, девушка чувствовала себя одиноко. Чтобы удержать мужа дома, клиентка стала провоцировать у себя признаки ПА. Муж чаще оставался с ней дома, клиентка чувствовала себя нужной. На этом примере можно увидеть, как при помощи симптомов ПА клиента избегала конфликтов с мужем и при этом получила «вторичную выгоду» – муж был с ней нежен и внимателен. Если говорить дальше о данном случае, то события развивались так – сначала клиентке удавалось вызывать приступы при необходимости, позже они стали возникать спонтанно, вне ее контроля. Круг замкнулся, и клиентка оказалась в ловушке ПА.

Какую роль играет семья и близкие в поддержании проблемы?

С одной стороны, ПА превращает человека в важную персону. Вся семья сплачивается вокруг него. Под него подстраиваются, о нём заботятся, стараются угодить и облегчить и его положение, он в центре внимания. А с другой стороны, человек попадает в «ловушку», которая заставляет его, как можно дольше получать любовь и заботу близких, оставаясь для них больным человеком, которого надо беречь, любить и заботиться. И здесь мы говорим о вторичной выгоде от проблемы. Им все прощают и многого не ждут, их освобождают от каких-либо обязанностей, снижают уровень требований, берегут от стресса и физического напряжения.

В этом случае гиперопека близких создает условия для того, чтобы человек не прикладывал максимум усилий в борьбе за своё выздоровление, а перекладывал ответственность на плечи родственников и врачей. Такая позиция семьи затрудняет выздоровление и активное возвращение человека к здоровой жизни. Лишь осознав выгоды от ПА, отказавшись от них, можно избавиться от ее проявлений и влияния.

Возникновение ПА или ее обострение можно проследить у людей, оказавшихся в ситуациях, связанных с реальной или мнимой угрозой жизни. На телефон доверия чаще поступают звонки от граждан, находящихся во власти приступа ПА, особенно после получения информации о терактах, авиакатастрофах, после смерти близких людей и пр.

Синдром панической атаки чаще всего встречаются у людей со слабой системой стрессовой защиты. Как правило, до определенного времени такие люди в силах сохранить психоэмоциональное равновесие, но когда проблемы достигают пика, панические атаки обрушиваются на них, словно снег на голову.

Как меняется жизнь человека находящегося во власти ПА?

Панические атаки могут приводить к психологическим и социальным последствиям. Испытав, приступ ПА, человек может начать опасаться возникновения повторных приступов, внутренне начинает их ждать. Это зачастую оказывает прямое влияние на его жизнь в целом. Такой человек, как правило, старается ограничить свои передвижения, старается как можно реже оставаться в одиночестве, избегает шумных общественных мест. Такие люди стараются избегать любых ситуаций, которые могут спровоцировать приступ паники. Часто он перестает ездить на общественном транспорте, старается не уходить далеко от своего дома. В том случае, если все же существует необходимость в поездке куда-либо, такой человек просит сопроводить его, один он ни за что не выйдет из дома. Такой человек все время прислушивается к своим ощущениям, старается контролировать все, что внутри происходит. А этот контроль еще больше провоцирует возникновение ПА. Затяжные панические атаки порой осложняются депрессиями, утратой интереса к жизни, ощущением безысходности и как следствие, могут стать причиной утраты человеком трудоспособности, осложнений в семейной и личной жизни.

Как себе помочь, если ПА началась?

Стоит отметить, что во время приступа человека охватывает страх смерти, либо страх сойти сума и совершить неконтролируемые действия и поступки. Организм в ответ на панику реагирует стрессовыми симптомами, включая учащенное сердцебиение и дыхание, приток крови, слабость, головокружение.

Читайте также:
Дружеские отношения между мужчиной и женщиной

Человек начинает прислушиваться к своим внутренним ощущениям. А тот, кто ищет, тот находит. И чем больше человек находит у себя признаков нездоровья организма (тахикардия, одышка, дрожь в теле и мышечное напряжение и пр.), тем хуже физически начинает себя чувствовать. Тем больше растет страх. Возникает замкнутый круг. Что же делать?

Для начала стоит постараться успокоиться и направить свой контроль на купирование приступа паники. Возможно, мысль о том, что от панической атаки никто не умирает поможет собраться и начать активно себе помогать.

Обратите внимание на свое дыхание. В ситуации стресса, паники дыхание человека становится поверхностным, вдохи короткие неглубокие, частые, что приводит к гипервентиляции легких. Уже только это может спровоцировать возникновение паники. Поэтому возьмите дыхание под контроль. Дыхание регулируется нервной системой и, при определенной цикличности вдохов и выдохов, может ею управлять. По мнению физиологов, вдох связан с возбуждением нервной системы, а выдох – с ее торможением, поэтому если вдох укоротить, а выдох удлинить, можно добиться успокаивающего эффекта. Успокаивающее дыхание заключается в относительном укорочении вдоха, удлинении выдоха и паузы после него. Практически выдох удлиняется до тех пор, пока он не станет вдвое длиннее вдоха, а затем удлиняется продолжительность паузы. Она обычно составляет половину вдоха. Схему успокаивающего дыхания можно представить так: 2+2(2); 4+4(2); 4+6(2); 4+7(2); 4+8(2); 4+9(2); 5+9(2); 5+10(2); 6+10(3); 7+10(3); 8+10(4); 9+10(4); 10+10(5).

В этих формулах первая цифра означает продолжительность вдоха, вторая – продолжительность выдоха, третья – задержку дыхания после выдоха. Такое дыхание поможет быстро восстановить эмоциональное состояние при стрессе или во время паники. Для этого рекомендуется дыхание животом, обращайте внимание, как надувается вас живот во время вдоха и как он втягивается во время выдоха. Дыхание можно сочетать с ритмичной неторопливой ходьбой. Вначале придерживайтесь ритма – два шага вдох, два шага выдох. Затем увеличивайте продолжительность выдоха – два шага вдох, три шага выдох.

Концентрируя внимание на телесных ощущениях и неприятных мыслях, вы только обостряете приступ паники. Есть несколько методик, которые помогают отвлечь ум от панических ощущений. Возможно, некоторые вам уже известны:

Метод резиновой ленты. Носите вокруг запястья резиновую ленту. Почувствовав приближение панической атаки, оттяните ее, и пусть она с достаточной силой щелкнет вас по руке. Резкое болезненное ощущение отвлечет внимание от подступающих симптомов и даст время применить и другую технику для контроля страха, например, замедленное дыхание. А иногда и самого ощущения бывает достаточно, чтобы остановить приступ.

Счет. Некоторым помогает отвлечься от надвигающегося приступа, если они начинают подсчитывать какие-нибудь предметы. Например, сколько красных машин проехало мимо, или сколько пуговиц на одежде у человека рядом. В крайнем случае, всегда можно просто перемножать числа в уме. Этот метод предоставляет немало возможностей.

“Наоборот”. Попробуйте прочесть мысль, которая вас пугает наоборот, при необходимости повторите эту процедуру ровно 10 раз.

Заговорите с незнакомым человеком, попросите его подсказать, как вам пройти до ближайшей остановки или станции метро. Главное – сосредоточьтесь на другой задаче.

Можно завести специальный блокнот, в который во время приступа будете записывать информацию: время, место, где находитесь, кто и что окружает, ситуация в которой находитесь, мысли и чувства, которые возникают, ваша реакция в данном случае).

Чтобы легче справляться с паническими атаками, необходимо научиться расслабляться. Для этого можно освоить любой метод релаксации, например – прогрессивную мышечную релаксацию по Джекобсону. Когда вы научитесь быстро снимать мышечное напряжение, легко сможете снижать уровень тревоги. Дело в том, что тревога и релаксация – прямо противоположные состояния, они не могут быть одновременно, поэтому расслабление мышц в ситуациях, вызывающие напряжение, позволяет снизить уровень тревоги, избавиться от негативных ощущений, проще воспринимать стрессовые ситуации и предотвращать приступы паники.

Главное, не убегать от ситуации: в следующий раз панику будет пережить сложнее. Если приступ застиг вас в торговом центре или метро то, справившись с ним, продолжайте делать что делали, пусть даже вы просто не спеша прохаживались. Поддавшись желанию убежать, вы рискуете закрепить свой страх перед этим местом, и впоследствии возвращаться туда вам будет очень трудно. Вознаградите себя за эту победу чем-нибудь или хотя бы похвалите за то, что поступили правильно и мудро.

Какие методы психологической работы эффективны в решении данной проблемы?

Часто пациенты, их родственники, а иногда и врачи, считают, что паническое расстройство не стоит лечить, а надо «просто взять себя в руки». Это абсолютно неправильный подход. Лечить надо обязательно, и чем раньше начинается лечение, тем быстрее можно добиться нормализации состояния. Паническое расстройство хорошо поддается лечению. До обращения к врачу можно самостоятельно использовать некоторые психологические приемы, направленные на снижение уровня тревоги. Но чтобы избавиться от панических атак, восстановить нормальный образ жизни, научиться и в будущем спокойно преодолевать различные стрессовые ситуации, необходима консультация психолога или психотерапевта, в некоторых случаях психиатра.

В большинстве случаев наиболее эффективно сочетанное применение медикаментозного лечения и психотерапии. Среди методов психотерапии, применяемых при лечении панического расстройства, уже доказана эффективность методов психологической релаксации, поведенческой и когнитивно-поведенческой психотерапии, нейролингвистического программирования, метода краткосрочной стратегической терапии, Эриксоновский гипноз и другие методы суггестии. Эти формы терапии стремятся помочь людям с паническим расстройством выявить и уменьшить количество обреченных на провал мыслей и действий, которые усиливают панические симптомы. Поведенческие методы, часто используются для уменьшения беспокойства включают релаксацию и постепенное увеличение подверженности панике больного к ситуациям, которые, возможно, ранее вызывали беспокойство. Помощь больному в понимании эмоциональных проблем, которые, возможно, способствовали развитию симптомов, называется психодинамической психотерапией, которая также была признана эффективной. Зачастую, сочетание психотерапии и лекарств дает хорошие результаты. Выбор метода психотерапии зависит от многих переменных (особенностей пациента; причин, характера течения и длительности панического расстройства; наличия сопутствующих заболеваний). Исследования показывают, что психотерапия в одиночку или комбинация лекарств и психотерапии более эффективны, чем просто лекарства в преодолении приступов паники.

И всегда надо помнить – «дорогу осилит идущий» – паническое расстройство можно преодолеть.

Круговорот агрессии: как понять преступников и предсказать их поведение

Новости о публичных пытках, перестрелках на улицах или нападениях на мирных жителей всегда шокируют нас своей жестокостью и неожиданностью. Мозг требует объяснений и строит планы того, как избежать подобных ситуаций в будущем. Комментарии под новостями о преступлениях разбирают преступника по косточкам: от его психологических травм до национальности и принадлежности к определенному классу. Мы поговорили с психологами YouTalk, чтобы понять, почему мы каждый раз так заинтересованы фигурой агрессора и пытаемся приблизиться к этому образу мысленно, даже если он приводит нас в ужас. Вот главные вопросы, которые мы с ними обсудили:

  1. Как мы реагируем на необоснованную агрессию.
  2. Как наши попытки объяснить происходящее стигматизируют проблемы с ментальным здоровьем.
  3. Наличие насильственной травмы у человека повышает вероятность того, что он пойдет на агрессивное преступление?
  4. Можем ли мы предсказать бесчеловечное преступление заранее?
Читайте также:
Как задеть парня словами?

Реакция на агрессора

Рассказы о необоснованной жестокости нас пугают. В попытках понять мотивы преступника, мы пытаемся «обесчеловечить» его, отделить от группы людей, связанных рамками социума. Это оказывает влияние не только на наше видение агрессора, но и на все общество.

Почему нам так важно выделить то, что отличает агрессора от нас?

Под новостями мы часто видим комментарии о ментальном здоровье агрессора, о его религиозных и этнических особенностях. Кажется, будто комментаторы стараются найти как можно больше различий между собой и преступником.

Галина Лайшева, кандидат психологических наук, научный консультант онлайн-сервиса YouTalk, клинический психолог, семейный психотерапевт:

«Дегуманизация другого и отделение себя от него — это защитный механизм. Примечательно, что этот же механизм присутствует и у самого агрессора. Применение насилия обычно требует отсутствия эмпатии, для этого другой должен предстать бесчувственным, глупым, «не таким как мы», не испытывающим такой же боли и страданий. Это работает и в пропаганде при создании образа врага, это случается и в межличностных отношениях («они — биомусор», например).

В случае объяснения чужой агрессии мы не готовы признать собственную злость, поэтому мы «защищаемся» от нечеловеческих других. Так наша агрессия находит выход в контексте этой «защиты» — всех закрыть, запретить, лишить прав».

Валентин Оськин, гештальт-терапевт, супервизор и консультант онлайн-сервиса психологической помощи YouTalk:

«Такая реакция возникает из страха. За собственную жизнь, жизнь детей и близких. Это попытка рационализировать происходящее, чтобы отгородиться от ситуации, потому что она ужасна, она пугает, и если ее не рационализировать, есть большой риск повредиться психически (особенно если люди вовлечены в это напрямую). В психических защитах нет ничего плохого, защищаться от переживаний и страха — нормально. Но зачастую видно, что из этих защит люди не пробуют смотреть дальше, они в этом осуждении замирают. Простая рационализация не помогает полностью понять и прожить ситуацию. Чтобы двигаться дальше, стоит задуматься о глубинных причинах, о том, что происходило с этим человеком, как мы к этому относимся и как жить с этим».

Галина Лайшева:

«На мой взгляд, здесь есть сильная связь с уровнем инклюзивности в социуме — чем больше групп включаются, кооптируются в общественную жизнь, тем более демократичным и многоголосым становится общество. Так авторитарная единственная точка зрения теряет монополию, а уровень принятия повышается. Все равно какие-то «другие» всегда найдутся, при любом уровне толерантности. Эти другие — всегда хуже, и не «мы». Просто так работают механизмы объединения людей в группы: феномен ингруппового фаворитизма, где мы предпочитаем своих, останется в любом случае. Суть в том, что этих «своих» может быть больше, если уровень инклюзии выше».

Как наши попытки объяснить происходящее стигматизируют проблемы с ментальным здоровьем

Почему мы стигматизируем людей с определенными качествами, пытаясь объяснить мотивацию преступника?

Ксения Щербинина, психолог и юнгианский аналитик онлайн-сервиса психологической помощи YouTalk:

«Такие ЧС, как, например, нападения на школы, подрывают в нас чувство безопасности и защищенности, разрушают привычную картинку реальности, где можно спокойно ходить в школу и быть уверенным, что вернешься из нее целым и невредимым.

Когда такое происходит, мозг всегда ищет объяснение. Кажется, что если мы сейчас поймем, почему это произошло и кто виноват, то сможем избежать таких трагедий в будущем. Разумеется, когда начинаются поиски виноватых, начинается и стигматизация. Ярлык «он просто псих» или «больной человек» может сильно ранить людей с психиатрическими диагнозами. На деле это упрощение приносит облегчение только тем, кто эту стигму создает.

В реальности же грань между нормой и патологией довольно подвижная. К сожалению, мы часто сталкиваемся с тем, что люди с виду тихие и спокойные получают разрешение на оружие и идут убивать. А те, кто выглядит буйно и агрессивно, оказываются довольно безобидны».

Валентин Оськин:

«Общественная реакция на такие события всегда будет повышать степень стигматизации и самостигматизации людьми, которые обладают похожими на агрессора характеристиками. Например, на людей с разными особенностями поведения и здоровья — на них обращается внимание и оно не положительное, но и не осуждающее, а настороженное. Самое грустное здесь, что люди, которые сами обладают разными трудностями с ментальным здоровьем, не исключены из этого информационного потока, они это слышат, начинают про это думать и примерять на себя. Кто-то пропустит это мимо ушей и не примет на свой счет, а кто-то может этим впечатлиться и начать переживать по этому поводу: «может быть я чего-то не замечаю в своем поведении, и я опасен или у меня есть диагноз». Такие размышления и идеи приводят к тому, что состояние и так страдающего человека еще больше ухудшается. Получается, будто в нашем обществе нет другого механизма и реакции на такие события, кроме большого испуга и порицания».

Галина Лайшева:

«Такие события вызывают сильный страх и ощущение угрозы. И если причины кроются в безумии и активно обсуждаются именно с позиций болезни, возникает идея «закрыть» тех опасных больных, кто может так внезапно разрушить привычный ход вещей. Это усиливает существующую проблему ПНИ (психоневрологических интернатов. — РБК Тренды), абсолютно непрозрачных для общественного контроля и скрытых от глаз буквально. Это же усложняет процессы возвращения дееспособности — пересмотра диагнозов и оценки улучшения состояния, чтобы человек мог вернуться в общество и иметь доступ к реабилитации. В итоге получается порочный круг: мотивация и когнитивные возможности снижаются из-за болезни, а внешняя среда подкрепляет уменьшение активности, так как всем спокойнее, если человек сидит дома или даже в специальном закрытом месте.

Стигматизация в этом случае создает образ буйного сумасшедшего, опасного для окружающих и не отдающего себе отчет в собственных действиях. А это не очевидно — для установления вменяемости нужна судебная психолого-психиатрическая экспертиза, ведь сам по себе диагноз не служит объяснением. Психические расстройства не однородны и, хотя связаны со значительным внутренним дискомфортом и страданием, далеко не всегда нарушают восприятие реальности и ведут к агрессии в поведении».

Читайте также:
Работодатель не хочет увольнять

Старые травмы и новые триггеры

Насильственный опыт, полученный ранее, школьная травля и буллинг — мы обсуждаем их значимость каждый раз, когда происходит публичный акт агрессии. Кажется, что если мы поймем бэкграунд преступника, то сможем предотвратить подобное и в будущем.

Влияет ли наличие насильственной травмы или опыта буллинга влияет на то, пойдет человек на агрессивное преступление или нет?

Валентин Оськин:

«Буллинг, как и насилие в семье, не обязательно является тем фактором, который заставляет человека творить зло. Часто у детей, которые учатся в школе и подвергаются травле и насмешкам, заблокирована их внутренняя агрессия. Она, безусловно, есть, ведь любое насилие порождает желание защититься, но выразить ее они не могут.

Психологическая работа строится на том, чтобы этим детям (или уже взрослым) помочь научиться выражать эту агрессию, — не для того, чтобы отомстить обидчику, но чтобы освободить боль, которая за этим лежит. Это поможет человеку вылечить это место, «пройти травму», и установить контакт с агрессией, чтобы он мог за счет нее защищаться в будущем, не допуская собственной травматизации. Конечно, случается, что люди, над которыми очень сильно издевались и делали ужасные вещи, и сами позже становятся агрессорами. Но в моей практике при детальном рассмотрении оказывалось, что должны иметься дополнительные факторы помимо насилия. Например, у человека не было того, кто его поддерживал и защищал, было такое колоссальное ощущение безнадежности и безысходности, что ему ничего и не осталось, кроме того, как получить возмездие за эту боль. И то это практически исключительный случай».

Галина Лайшева:

«Про насильственные травмы и буллинг говорят многие исследования, но они не являются специфичными именно для внешней агрессии. Пережитое насилие в разных формах (семейное и школьное, физическое, психологическое и, отдельно, сексуальное) является фактором развития психического неблагополучия в принципе — и депрессий, и трудностей в построении отношений, и сниженной толерантности к стрессу, и к сексуальным проблемам.

Насилие разрушает ощущение безопасности и возможности контролировать свое тело и психику, подрывает доверие к другим людям и лишает веры в свои силы и в то, что хорошее может происходить. Даже если никакой конкретный диагноз не ставится, насилие серьезно ухудшает жизнь и склонно повторяться дальше и дальше».

Ксения Щербинина:

«Почему люди вырастают и идут на такое — убивать людей, устраивать взрывы и так далее — тут, к сожалению, тоже нет однозначных ответов. Безусловно, есть исследования и статистика о том, что люди, у которых уже есть в опыте насилие или буллинг, в большей степени предрасположены к таким действиям. Но, опять же, не всегда, и опять же, есть те, у кого нет подобного опыта, но они совершают страшные преступления.

Если мы говорим про широкий общественный контекст, то, конечно, насилие порождает насилие. Когда ребенок сталкивается с ним в своей жизни — будь то насилие эмоциональное или физическое, у него откладывается в голове некая установка, что тот, кто сильный, — тот может издеваться, ударить, оскорбить, унизить, как-то доминировать над слабым. И это страшная парадигма, которая есть и в нашей стране, и во многих других странах. Конечно, мы сталкиваемся с эмоциональным насилием и в школе, и в семьях, и в медицинской сфере. К сожалению, пока это неотъемлемая часть нашей реальности.

Мне не хочется скатываться в обвинения, потому что это наше историческое наследие, от которого сложно избавиться по щелчку пальцев, у нас есть в опыте концлагеря, репрессии, и это то, что передается из поколения в поколения. Если хочется сделать какие-то выводы из подобных трагедий, то, конечно, хорошо бы начинать с себя и минимизировать насилие в своей семье и окружении».

Получается, предсказать, что может спровоцировать человека на такой акт агрессии, мы не можем?

Валентин Оськин:

«Даже если человеку приходит в голову некая мысль о «возмездии», которая затем формируется в идею, ему не так легко перешагнуть через себя. Никто не отменял социальные стереотипы и установки — их тяжело переломить. Человек понимает, что он нарушает закон, переступает через правила, то есть он должен внутри себя сломать эти устои, которые в нас всех появляются с детства. Представления о поведении в обществе, о нормах, границах, добре и зле — они есть у всех. Просто в некоторых состояниях души человек может их проигнорировать или сломать, и тогда он может правда пойти на преступление. Но это сделать очень сложно, человек должен быть доведен до отчаяния».

Ксения Щербинина:

«Мы не можем говорить здесь об однозначных причинно-следственных связях. Может быть и шутинг без буллинга, и буллинг без шутинга, и то же самое и с психическими заболеваниями. Нет такой формулы «буллинг + психическое заболевание = шутинг». У преступников в такой ситуации часто бывает иллюзия собственной грандиозности, — некая идея о возмездии. Иногда это действительно связано с травлей, которая была раньше, или с насилием, иногда это просто механизм компенсации. Есть базовое чувство собственной неуспешности, которое компенсируется таким мифом о том, что на самом деле «я великий, я — Бог, который может решать, кому жить и кому не жить на этой Земле».

Галина Лайшева:

«Многие поспешно списывают агрессивные атаки на приступ психоза. Однако именно грандиозность предполагает отделение себя от других, лишенных чувств и достоинства людей, и разрешает агрессию к ним. Это происходит вследствие потери контакта с реальностью и сильного эмоционального переживания. Если говорить о психозе, то триггером для него может выступать как какой-то сильный стресс (потеря, разочарование, столкновение с невыносимой информацией и так далее) или непривычная нагрузка (участие в медитациях и тренингах), так и внутренние болезненные процессы, предсказать которые без контроля врача и препаратов опять же очень трудно».

Горячие линии экстренной психологической помощи:

  • Круглосуточная горячая линия психологической помощи МЧС и факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова

+7 (499) 216-50-50 и +7 (495) 989-50-50

  • Единый общероссийский телефон доверия для детей, подростков и их родителей
  • Помощь пережившим сексуальное насилие от благотворительного центра «Сестры»
  • Помощь пережившим домашнее насилие от центра «Насилию.нет» (включен в реестр НКО, выполняющих функцию иноагента)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: